?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Перемирие
июль 2011
irek_murtazin
Специальный корреспондент «Новой» Павел КАНЫГИН передает с позиций сепаратистов, как выглядит артиллерийская дуэль с аэропортом.....

...К дому успеваем проскочить до того, как с аэропорта начинается ответный обстрел. Мина перелетает через дом и с треском разрывается где-то в огородах. Через тридцать секунд снова, но уже ближе.


На кухне. Фото: Петр ШЕЛОМОВСКИЙ

Жильцы — три женщины — прячутся в подъезде между несущими стенами. Отряд дэнээровцев-минометчиков пережидает в одной из брошенных квартир на втором этаже. На стене фотографии девочек-близнецов, раскиданы вещи, компьютер. Снаряды разрываются где-то рядом, но в сам дом еще не прилетают. Молодой светловолосый дэнээровец молча отрезает себе кусок колбасы, еще двое сидят в кресле, откинувшись с закрытыми глазами, один лежит на диване со сдвинутой на лоб шапкой и только отсчитывает: «Вот сейчас», «и еще». А потом мы слышим, как разрывается где-то поблизости или уже у самого дома. Но дальше опять становится тихо-тихо. У морщинистого 50-летнего бойца звонит телефон.

— Вова, давай четыре раза восьмидесятыми! — слышно из трубки.

И Вова быстро идет вниз.

— Это только пощекотать, — говорит тот, который на диване.

— Так, на хрен, пощекочим.

— Нравится тебе? — спрашивает меня тот с дивана.

— Нет, — говорю я.

— И меня это тоже все достало… Вот сейчас.

Снова разрыв, уже близко. В занавесках зажужжала муха.

— Теперь же, сука, заснуть не даст, — сказал минометчик с закрытыми глазами в кресле.

— Шо, Вань, укропы муху разбудили?

А потом глухие хлопки раздались уже со двора нашей 9-этажки — четыре с короткими интервалами. Минометчик Вова вернулся в квартиру. Дальше никто не стрелял минут двадцать.

— Ну как там Москва? — спрашивает молодой. — Жить-то дорого?

— Дорого, — говорю. — Не то что у вас.

— Да ты не переживай, это нормально, это «перемирие», жить будем, — улыбается Петя. — Прям в самой Москве живешь?

— Во Внукове.

— Э, вот это ты зря, брат, — сказал минометчик. — Хреновая жизнь у аэропорта!


Аэропорт из окна кухни. Фото: Петр ШЕЛОМОВСКИЙ


...Гиви курит в маленькой кухне на седьмом этаже. Без брони, в обычной униформе с кружкой чая. На вид ему лет 35, высокий и смуглый. Перед окном с выбитой рамой сидят еще двое бойцов помоложе. На подоконнике шипят штук семь раций. Но никто не отвечает. В соседней комнате в бинокль смотрит девушка с шевроном «Отряд Гиви». В метрах восьмистах — здание нового терминала и его раскуроченные стены. В квартире этой — что-то вроде смотровой площадки.


Гиви. Фото: Петр ШЕЛОМОВСКИЙ

— Пацаны, у меня для вас новость: Порошенко на днях в аэропорт приезжал, — говорит бойцам Гиви.

— Куда?!

— Вот сюда. Просрали такую птицу.

— Да ты че, командир!

— Я те говорю!

— Да мы бы его …! — сказал боец у окна. — То-то они шарашили «Ураганом» весь день.

— Да шучу я, братан. Он там где-то в 20 километрах на камеры позировал.

— Нас тоже вчера начальство с визитом посещало. Мы гавриков этих так полили и «Ураганами», и «Градами». Захар (премьер Захарченко. — П. К.) аж очумел.

— Командир, а почему — «Гиви»?

— А почему не «Гиви»? — с хрипом отвечает дэнээровец.

— Да интересно. Хотя ты же просто смуглый.

— Командир пришел, кто-нибудь чай предложит? — сказал Гиви.

Над домом в сторону аэропорта просвистело что-то тяжелое. Через пару секунд справа от терминала поднялось облако дыма.

— Мои парни их достанут, — сказал Гиви. — Дайте пару недель.

— Украинцы вам всегда отвечают?

— Да какой они отвечают! Сидят они там под землей, вылезают и лупят в разные стороны.

— Но они целят как раз по вашим огневым точкам.

— Да они уроды конченые. Посмотри, что сделали с районом! Видишь, какое же это, на хрен, перемирие?!

— Но и вы, и они стреляют.

— Мы этих тварей сдерживаем. Они бы давно расползись тут везде, диверсанты ползучие только и ждут, — Гиви сплюнул. — По соглашению, да, они сегодня должны сдать нам Пески, Марьинку? Где, мать твою, Пески и Марьинка?!

— Сегодня последний день отвода тяжелого вооружения, — повторил боец у окна.

— Вы собираетесь отводить свои силы также?

— Да вы че, — сказал Гиви. — Это наша земля. И где тут у нас тяжелое вооружение?

— Почему вы их называете «киборги»? — спросил я.

— Амазонка, — позвал Гиви девушку в камуфляже. — Почему они киборги?

— Потому что обдолбанные ходят, — крикнула Амазонка.

— Слышали? Наши пацаны из разведки у них там и шприцы, и какую-то херь порошковую находили, — сказал Гиви. — Какие еще вопросы.


Амазонка. Фото: Петр ШЕЛОМОВСКИЙ

В кухню входит невысокий человек в синей беркутовской униформе. В бронежилете, с пластинами на ногах, руках, в мотоциклетной каске. С редкой рыжей бородой и маленькими глазами.

— Опять здесь пресса! Зачем опять тащите их сюда? — крикнул он Гиви. — Убери фотографа, я же сказал, не снимать козырек!

— Моторолла, не кипешуй, — сказал Гиви.

— Друзья мира. Сначала приходят, потом укропам уже все про нас известно.

— А ты че, боишься? У нас и так все друг у друга перехватывается. Пусть знают.

— Пусть уходят!

Через несколько секунд где-то впереди раздается автоматная трескотня. Моторолла быстро спускается вниз. Гиви остается на смотровой кухне.

...Мимо нас снова пробегает минометчик Вова: «Щас заправим укропов сто двадцатыми!» В подъезд снова набиваются люди. Среди нас, гражданских, оказываются два молодых пулеметчика. «Они очумели, — говорит пулеметчик с усами и запачканным лбом. — У них ящики с боекомплектами прямо под обстрелом». Кошки и брошенный ретривер, замечая суету возле миномета, бегут в подвал. Женщины в подъезде закрывают ладонями уши — миномет начинает гулко бить. Ответ прилетает очень скоро. Первые снаряды ложатся вдалеке, затем все ближе и наконец попадают уже в дом. Женщины садятся на скамейку. Сыплется что-то сверху. Через выломанную дверь подъезда видно, как летят стекла и осколки ложатся на асфальт. Минометчики садятся на корточки.

— Разозлили мы их что-то, — сказал Вова.

— Мужики, а если по ящикам долбанет? — говорит усатый пулеметчик.

— Сплюнь лучше!

— Если в ящики, то полный привет.

— Так, на фиг, занесли бы!

— Да ладно. Моторолла, знаешь про нас что сказал: «Мужики, а вы какие-то одноразовые!»

— Почему?

— Ну ты видишь на нас броню? После наших шахт тут не так и страшно.


«Отжатые» у украинцев мины. Фото: Петр ШЕЛОМОВСКИЙ

— А ты на какой работаешь?

— «Ясиновка». Затопило, все в дерьме.

— Сочувствую, брат. На нашей здесь, в Донецке, пока откачивают, но работать, когда такое, невозможно.

— А Гиви, говорят же, бывший военный. В укропские времена еще служил.

— Моторолла тоже служил. Вот им аэропорт и доверили.

Подробности  у novayagazeta в Как выглядит артиллерийская дуэль с аэропортом....



promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 317
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…

  • 1
Лапша это как раз у представителей древнейшей из НГ.

у Павла была серия интервью с руководителями ДНР ( Борода, Захарченко и пр... А до этого с тем же Порошенко и пр). Ни один из них не возмутился, не предъявил редакции претензии, что Павел что-то переврал. А у Вас к нему есть претензии? Или Вы ничего Пашиного не читали, а пишете ради того, чтобы просто потрындеть?

Не знали наверное, что представляет из себя НГ и те кто в ней работают.

наоборот, знали и понимали, что Новая все напишет, как есть, как зеркало отразит...

Не говорите ерунды. Знали бы кто вы (НГ) есть, пинками бы вас оттуда погнали.

знают, не беспокойтесь, Новую читают обе воюющие стороны

  • 1