?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
ФСБ родила мышь?
июль 2011
irek_murtazin
Георгия Албурова приговорили к 240 часам обязательных работ по делу о краже картины «Плохой хороший человек». Чтобы в полной мере оценить масштаб абсурдности и смехотворности судебного вердикта, надо вспомнить, какие огромные усилия и сколько ресурсов было задействовано, чтобы состряпать это дело.

КАРТИНА


Напомню. Все началось с того, что старший оперуполномоченный по расследованию особо важных дел управления «К» могущественного ФСБ капитан Кузин «взял в разработку» дворника с 26-летним стажем  66-летнего Сергея Сотова и провел оперативно-разыскное мероприятие под названием «наведение справок».

Капитан ФСБ Кузин «навел справку», что в свободное от работы время дворник Сотов рисует картины и развешивает их на заборе в людном месте. Но нередко люди снимают творения художника Сотова и, к его радости, уносят картины с собой.



— Я всегда к этому прекрасно относился! На них и писали что-то, и сдирали их. Для меня всегда важнее всего было, чтобы человек увидел мою картину и воспринял ее. А когда одна из работ пропадала, я на освободившееся место вешал новый плакат, — заявил Сергей Сотов журналистам «Русской планеты».

Это признание Сотов сделал в августе 2014 года. А месяцем раньше, вечером 19 июня, парни с красными «корочками» в карманах посадили Сотова в машину и привезли к забору, где висела одна из картин. Слово за слово, художника убедили, что надо бы найти человека, забравшего картину. Сотову дали подписать документ, который, как выяснилось позже, оказался устным заявлением о преступлении, якобы поданном в отделение полиции.

И вот уже срочно, в 22 часа 30 минут 19 июня 2014 года, Владимирское управление ФСБ отправило «устное заявление» Сотова в Москву.

В Москве документ, по всей видимости, ждали. Исполняющий обязанности начальника управления «К» генерал-майор ФСБ Егоров А.И., видимо,  не спал всю ночь и к рассвету выдал документ под названием «Постановление о предоставлении результатов оперативно-разыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору, в суд».





Тут же старший следователь по особо важным делам Следственного комитета России подполковник Минниахметов, вооруженный документом, полученным от генерала ФСБ Егорова, вынес «Постановление о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательств». Ровно в 6.00 сотрудники ФСБ и СКР позвонили в квартиру Алексея Навального, предъявили этот документ заспанному оппозиционеру и начали обыск…

Чтобы оценить, насколько анекдотично выглядит эта история с картиной художника Сотова, надо напомнить, что в структуре могущественного ФСБ управление «К» — одно из самых влиятельных. Потому что главное направление деятельности управления «К», входящего в Службу экономической безопасности ФСБ, — контрразведывательное обеспечение кредитно-финансовой сферы России. То есть обеспечение законности, прежде всего — в банковской сфере России. И надо обладать недюжинной фантазией, чтобы поставить в один ряд мошеннические схемы банкиров, многомиллиардный рынок теневого обнала, криминальное бегство из России капиталов, исчисляемое десятками миллиардов долларов, и пропажу картины владимирского дворника-художника Сергея Сотова.

Но если управление «К» ФСБ все-таки занялось оперативным сопровождением уголовного дела о пропаже картины владимирского дворника, значит, дело это имеет самое непосредственное отношение к экономической безопасности России?  Значит неспроста  генерал ФСБ Егоров  в документах, полученных из Владимира, сразу рассмотрел следы преступления, «относящиеся к компетенции ФСБ России». (подробности).

Наблюдая за развитием уголовного дела о краже картины «Плохой хороший человек», я вот о чем подумал. А что если политические активисты начнут рисовать картины? Вот так вот возьмут и обьявят всероссийский конкурс картин. Например, под девизом «С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА…» или «ИНОГО НЕТ У НАС ПУТИ…». А готовые картины начнут фотографировать, выкладывать в социальных сетях и… вывешивать в людных местах. И не дай бог, картины пропадут. Тут же будут написаны заявления в ФСБ и выдвинуты требования отправить документ в Москву, в ФСБ, в управление К, генералу Егорову. Потому что Конституция России гарантирует равенство всех и каждого. А это означает, в том числе и одинаковое отношение к хищению картин. Тем более, если на картинах будет Родина или Путин. Эти хищения будут обречены стать «относящимся к компетенции ФСБ России».… И каждой пропавшей картиной, видимо, придется заняться старшим оперуполномоченным по расследованию особо важных дел, и именно управления «К» ФСБ. Конституция России гарантирует, что раз они занимались оперативным сопорвождением уголовного дела о пропаже картины «Плохой хороший человек», значит ОБЯЗАНЫ заниматься всеми пропадающими картинами. Или я не прав?  Или после истории с картиной «Плохой хороший человек» в стране начнется картинофобия и никто не будет трогать рисунки? И картины месяцами будут висеть в людных местах и к ним никто не осмелится даже приблизиться, не то, что сорвать и утащить?…


promo irek_murtazin июль 28, 2014 17:01 334
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…

  • 1
Надо брать шире - выявление просроченных продуктов в сетевых магазинах "Пятерочка", ловля безбилетников в общественном транспорте, пресечение попыток табакокурения в общественных местах!

Ну и писание в реки .... Тоже кто-то должен пресекать. Иначе никакой природы на всех не хватит

Не кто-то, а не ниже полковника, дело то серьезное!

Точно, иначе всю Россию обоссат, если не пресекать....

А все ли сотрудники ФБК вернули книги в школьную библиотеку? Надо срочно выяснить!

Там срок давности уже прошел, не прокатит...

разве это помеха для вопросов обеспечения национальной безопасности?
да и в институтах, где они учились, библиотеки были

Это уже запрещенный прием, удар ниже пояса.

они не знают, где талия, где пояс, им все-равно куда бить

  • 1