Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

Categories:

Садисты в погонах

После всемирной истерики о «пытках» Ильдара Дадина писать о настоящих пытках чревато нарваться на саркастические ухмылки и обвинения в нагнетании и очернении действительности. Но не писать о том, что произошло в отделении полиции в Нижнекамске с другим Ильдаром, с 34-летним Ильдаром Камалиевым,  нельзя. Потому что после нескольких часов проведенных в полиции у нижнекамского Ильдара диагностированы контузия, черепно-мозговая травма, ушиб почек и другие травмы.




Как утверждает Камалиев, вечером 8 ноября полицейские били и пытали его, добиваясь признания в преступлении, которого он не совершал. Через десять дней после случившегося, Ильдар все еще находится в больнице, из-за сильных головокружений молодой мужчина даже не может самостоятельно передвигаться.

Как рассказал Ильдар Камалиев 8 ноября, около 18 часов к нему в дверь позвонил мужчина в полицейской форме, представился оперуполномоченным Гариповым и попросил проехать с ним в отдел. Просьба не удивила.

- Так случилось, что в подъезде дома, где мы с женой прописаны, сильно избили какого-то человека. Мы сами там не живем, квартиру ту сдаем и про происшествие знать не знали, пока к нам не пришел участковый, - объясняет Камалиев. - Потом меня еще несколько раз вызывали в отделение для дачи объяснений. Я честно писал, что не проживаю по адресу прописки, квартиру сдаю и в день происшествия, естественно, меня там даже рядом не было. Но в итоге я стал чуть ли не свидетелем по делу - только потому, что прописан в доме, где произошла драка. Вечером 8 ноября я тоже подумал, что опять придется письменно объяснять одно и то же.

Далее, по словам Камалиева, оперативник привез его на своей машине в управление, провел мимо «дежурки» и отвел в кабинет, где находились еще несколько сотрудников УМВД. И полицейские якобы с ходу потребовали у доставленного признаний, что это именно он отколотил мужчину по адресу своей прописки, - якобы потерпевший его опознал.

- Естественно, я опешил и сказал, что в глаза не видел избитого, - вспоминает Ильдар. - Меня обматерили, я возмутился: дескать, что вы себе позволяете, вы же полицейские!.. И вот после этой моей фразы началось... Меня скрутили, заковали в наручники, усадили на стул и принялись бить руками и ногами. Перед этим зачем-то переобулись, у них там обувь запасная под батареей стояла. Били сильно, больно, по голове, пояснице...

Потом, по словам Камалиева, в ход пошел черный полиэтиленовый пакет, который надевали на голову несчастного.

- Когда пакет надели в первый раз, я успел вдохнуть воздуха и продержался достаточно долго. Поэтому перед последующими надеваниями меня сначала били в солнечное сплетение, заставляя глубоко выдохнуть, - рассказывает Ильдар. - Задыхаясь, я пытался прогрызть пакет зубами, вдохнуть хоть немного. В голове уже мелькнула мысль, что живым из отдела не выйду, ведь у меня больное сердце. Все, что я мог, - кричать как резаный, когда полицейские снимали пакет с головы и продолжали бить.

Примерно через час-полтора экзекуции, по словам Камалиева, в кабинет вошел кто-то из полицейских начальников, спросил, признался ли наконец задержанный, и, услышав, что признание еще не выбито, тоже включился в процесс. Этот бил размашисто и прицельно в голову, говорит Ильдар, и распорядился заткнуть жертве рот тряпкой: «Чтобы я воплей его больше не слышал, раздражает».

- Потом в руках одного из оперов я увидел тряпку, видимо, половую, очень грязную, - с отвращением вспоминает Камалиев. - Полицейские начали совать мне ее в рот, и вот тут я сломался. Все подпишу, говорю, только отпустите. А дальше все как в тумане: голова гудела от полученных ударов и я уже мало что понимал. В кабинет привели еще какого-то человека, видимо, потерпевшего по тому делу об избиении, ему диктовали, что нужно написать. Меня тоже попросили писать, но у меня руки тряслись так, что я не мог. Что-то написали сами опера, дали мне какую-то бумагу на подпись, я механически подписал и попросился к окну глотнуть воздуха. Из окна увидел свою жену во дворе. Крикнул ей: «Олеся, спаси!»

Как потом выяснилось, супруга Ильдара к тому времени уже несколько часов дежурила возле здания УМВД. Вернувшись с работы домой и узнав, что мужа забрали в полицию, женщина поехала следом.

- По дороге я смогла до него дозвониться, он подтвердил, что находится в полиции, и связь прервалась, - рассказала Олеся Камалиева корреспонденту «ВК». - Доехав до УМВД, я долго допытывалась в дежурной части, где муж. Наконец мне подтвердили, что он у них, но впустить отказались, мол, ждите на проходной. Я пыталась выяснить, на каком основании Ильдара забрали, это же незаконно. Потом меня попросили переставить машину - якобы перед зданием полиции нельзя парковаться, иначе вызовут эвакуатор. Я вышла на улицу - и тут слышу крик мужа. Через несколько минут вижу, как Ильдара выводят под руки. Муж был в жутком состоянии: он не держался на ногах, лицо у него было опухшее, взгляд отсутствующий. Я кричу: «Что вы с ним сделали?» Мне грубо посоветовали заткнуться и убираться вместе с мужем.

По словам Олеси, она с трудом дотащила супруга до машины и в двенадцатом часу ночи они вернулись домой. С рассветом она повезла мужа в больницу соседнего города (в Нижнекамскую обращаться побоялась, предположив, что полицейские могут договориться с местными медиками), где мужчине поставили диагнозы: контузия, ушиб мозга и почек, закрытая черепно-мозговая травма...

Передав мужа врачам, Олеся Камалиева отправилась в СУ СКР по РТ и написала заявление о том, что ее мужа зверски избили в УМВД по Нижнекамскому району.

- Как мне удалось выяснить, Ильдара Камалиева пытались привлечь в полиции в качестве подозреваемого по уголовному делу, возбужденному по статье 115 УК РФ «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», - рассказал юрист Рамиль Валеев, представляющий интересы Камалиевых. - Примечательно, что эта статья не так давно была декриминализирована, то есть дело, по сути, административное. Предполагаю, что у оперативников, как говорится, горел план, и они вот таким образом решили найти «виновного». В итоге добропорядочный и законопослушный человек, сотрудник местного химпроизводства с двумя высшими образованиями теперь лежит в больнице с серьезными травмами.

В пресс-службе СУ СКР по РТ сообщили, что по заявлению Олеси Камалиевой проводится доследственная проверка, сделан запрос об изъятии записей камер видеонаблюдения в Нижнекамском УМВД, решение о возбуждении уголовного дела еще не принято.

В свою очередь в пресс-службе МВД по РТ сообщили, что по заявлению Камалиевой проведена служебная проверка, по итогам которой вина полицейских не установлена.
Подробности здесь

Интуитивно Ильдару Дадину не верю, а Ильдару Камалиеву верю. И мне почему-то кажется, что история пыток и избиений нижнекамского Ильдара не получит такого же резонанса, как история его тезки из карельской ИК-7.

Tags: Дадин, МВД, Произвол, Пытки, Татарстан, ФСИН
Subscribe

Posts from This Journal “Пытки” Tag

promo irek_murtazin июль 28, 2014 17:01 334
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →