July 7th, 2007

июль 2011

Диктатура серости

Обнародованный накануне отрывок из книги «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана» не совсем отражает название главы. Невольно  возникает вопрос: а при чем тут «диктатура серости»? Действительно, при чем?  Исправляюсь. Учитывая, что по договору с издательством до выхода книги могу опубликовать в СМИ до 20% рукописи (с учетом того, что уже было в ВК), выкладываю еще один отрывок из той же главы.

Collapse )
promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 338
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
июль 2011

А в танковом сегодня выпускной

Сегодня в Казанском танковом – выпуск (  http://tatar-inform.ru/news/main/?id=74738).  А у нас выпускной был 20 июля 1985-го. 22 года прошло, а все  как будто вчера было….

В парадном строю меня не было, потому что в то время когда моим однокурсникам вручали офицерские погоны и дипломы, я был на «Черном озере», сидел на гауптвахте.

15 июля, уже на «золотой неделе» (между последним госэкзаменом и выпускным), комбат Василий Дмитриевич Телегузов влепил мне 7 суток ареста… за расстегнутый крючок. Хотя на самом деле это была запоздалая и мелкая месть за то, что двумя днями раньше закончилась окружная проверка, инициированная «после публикации курсанта 4 курса И.Муртазина в газете Приволжского Военного округа «За Родину». Комиссия решила, что «факты, приведенные в публикации, имели место»…. 

В день выпуска начальник гауптвахты построил всех арестантов и зачитал приказ Министра обороны о присвоении мне звания «лейтенант». После этого из солдатской камеры гауптвахты меня перевели в офицерскую. Но после обеда приехал командир роты капитан Костя Грачиков и «забрал» меня. Оказалось, что начальник училища – генерал Турчик – узнав, что я на губе, вставил втык Телегузову (он сразу понял, что это месть, а не наказание «по заслугам») и приказал доставить меня в училище. Диплом и погоны Турчик вручил мне в своем кабинете. А потом я присоединился к своему взводу и мы до утра пили водку, горланили песни и клялись никогда не забыть и друг друга и  Казанское танковое.

Вот такой у меня был выпускной. Незабываемый.