June 3rd, 2008

promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 353
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
июль 2011

Возвращение эмигрантов не предвидится?

В сообществе kazan зашел разговор об Универсиаде-2013 (http://community.livejournal.com/kazan/2629600.html). В том числе и о том, что политика властей приводит к тому, что  из Казани буквально выдавливаются социально активные люди, которым душно в атмосфере татарстанского средневековья.

Привел конкретный пример «эмиграции» (в виде небольшого отрывка из «Последнего президента»): «Питерский режиссер Эдгар Бартенев, снявший фильмы «Грядки» (1999), «Вальс» (2001), «Одя» (2003), получившей спец-приз на Каннском фестивале, на самом деле никой не Эдгар, и не Бартенев, а Ильдар Замалеев, который уехал из Казани в Санкт-Петербург, потому что понял, что на берегах Волги и Казанки он никогда не сможет самореализоваться. Тесно и душно в Казани оказалось и Чулпан Хаматовой. «Российский Паворотти» Ренат Ибрагимов поет в Татарстане, только приезжая в республику в гости. Он уехал из Казани, потому что так и не смог «организовать свой театр песни, театр-студию, закупить специальную аппаратуру.… То, что я пытался сделать в Казани и не смог, думаю претворить в жизнь здесь…. Я сегодня в Москве свободно работаю над осуществлением своих творческих замыслов» (Ягсуф Шафиков, «Семнадцать интервью в конце века»). А сколько журналистов, достигнув потолка профессионального роста, пробили его и уехали из республики! Гузель Фазуллина, Шамиль Идиатуллин, Артем Карапетян, Андрей Кобяков, Юрий Шилоносов, Андрей Николаев, Юлия Солнечная (Санникова), Олег Климов, Рафик Галеев, Сергей Литовец, Наталья Бородина, Мария Штейн, Лилия Гильдеева, Максим Шарафутдинов, Дмитрий Нестеров…. О бизнесменах, промышленниках, политиках, покинувших республику, лучше вообще не вспоминать. Имя им – легион. Как-то незаметно Татарстан превратился… в Россию осени 1922 года, когда из Петрограда отплывали пароходы под завязку груженные людьми, которым советская власть даровала жизнь, но запретила приближаться к границам советской, и видимо, потому свободной России.…»

Неожиданно  на этот комментарий откликнулся Эдгар Бартенев (bartenev). Решил перенести его мысли и в свой ЖЖ:

«Если бы мой отец мог взять фамилию своего отца, а не носил фамилию матери, то я был бы с самого начала - Бартеневым. Но не суть. Все-таки я - по крайней мере на три четверти - татарин. Я и готов с Вами согласиться, и нет. Мне казалось и кажется, что все-таки эта проблема – «самореализации» - в большей (или не меньшей) степени проблема «провинциального сознания». В моем случае всё складывалось стихийно. Останься я врачом, жил бы и работал в Казани. И даже когда учился во ВГИКе, и потом на Высших режиссерских курсах, «космополитом» становиться не собирался. Я предпринимал - и предпринимаю до сих пор - попытки «воссоединения» с родиной. Однажды этого не получилось - потому что за бескорыстием «провинциальное сознание» ищет подвоха, «масонства». Собственно, изгнал меня из Казани директор Казанской студии кинохроники (студии федерального подчинения, между прочим) М.М.Михайлов, отнял у меня наполовину снятый (партизанским образом, но с его же согласия) полный метр и, может быть, даже уничтожил кинонегатив как улику. У него были какие-то свои игрища с упраздненным ныне ФАККом. Но, конечно, ему была на руку моя «репутация» в Татарстане, которую я укрепил своим интервью, задевшим конкретных влиятельных персонажей (http://www.evening-kazan.ru/article.asp?from=number&num_dt=15.09.2004&id=16301 ).

Г.Померанц писал: «Национальная озабоченность ведет к поступкам, прямо противоположным национальным интересам, здраво понятым, к национальным катастрофам». Но «национальная озабоченность» в Татарстане - фикция, мелкий политический напильник, которым носа не заточишь, от которого нужно найти смелость отказаться. (Вы, наверное, где-нибудь в своей книге об этом пишете.) Я не знаю ни одного татарина, ни в жизни, ни в верхах, который был бы в плену «национальной озабоченности», - не на словах, а на деле. То есть я опять же вижу главную проблему в узкоколейном, корыстном, «провинциальном» сознании, которое можно победить (я, может быть, наивен) непрекращающимся возвращением «производящих идеи» людей на родину. Если еще существует такая декларация: «Татарстан нуждается в более профессиональных кадрах в любой области», - то я буду отзываться - возвращаться и возвращаться, пытаясь снова и снова услышать Колыбельную, которую пела мне бабушка. «Очковтирательство» меня как-то мало волнует.