September 14th, 2008

июль 2011

Татарстан – не Израиль, Израиль – не Татарстан….

В ночь на 5 января 2006 года в иерусалимскую клинику «Хадасса эйн-Керем» был доставлен премьер-министр Израиля Ариэль Шарон. Сообщение о госпитализации главы правительства тут же появилось на лентах информационных агентств.  СМИ постоянно информировали население о состояние здоровья премьера.  Об операциях на мозг и  другие органаны жизнеобеспечения. О том, как Шарона перевели в реабилитационный центр «Шиба» при клинике «Тель ха-Шомер», специализирующийся на уходе за больными, находящимися в вегетативном состоянии. О том, что Ариэль Шарон находится в коме…
11 апреля 2006 года Ариэль Шарон, уже более трех месяцев находящийся в коме, был объявлен полностью недееспособным. Обязанности премьера перешли к Эхуду Ольмерту…. А двумя неделями раньше, 26 марта  партия Шарона Кадима выиграла парламентские выборы.
Интересно, что бы произошло, если бы ближайшее окружение Ариэля Шарона приняло решение скрыть информацию о том, что он находиться в коме? А весь Израиль начал шептался о смерти премьер-министра?  И если бы эту страшную весть начали обсуждать в блогах?   Тоже вскоре появились бы такие записи: «До свидания, из милиции сейчас позвонили, вызвали для «разговора» (http://community.livejournal.com/kazan/2924596.html?view=36913972#t36913972)? И как развивались бы события? Выиграла бы Кадима выборы? Стал бы соратник Шарона Эхуд Ольмерт его приемником на посту премьер-министра Израиля? Сомневаюсь…
promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 353
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
июль 2011

Маразм крепчает. Шаймиев сказал: «Я пошел плавать…»

14 сентября, 19.00. В эфире телекомпании «Новый век» (ТНВ) начинается программа «Семь дней» (http://www.tnv.ru/7day/) – главная информационно-аналитическая программа главной телекомпании Татарстана. В студии – лично руководитель ТНВ Ильшат Аминов.
Взволнован. Даже чересчур. Начинает говорить:
«Здравствуйте, в эфире программа «Семь дней». Я приветствую всех телезрителей канала «Новый век».
Есть такие вещи, для которых трудно подобрать слова. Сообщение в жанре некролога, которое разместил на этой неделе на своей странице в интернете бывший пресс-секретарь президента Татарстана – это низость, подлость, цинизм в квадрате. Это та грань, за которую переступают только полные отморозки, нравственные уроды, готовые на все, лишь бы удовлетворить свое больное самолюбие.
В данном случае меня не интересуют политические, экономические аспекты этой акции, только человеческие. Автору грязного пасквиля было наплевать, что пережили в этот день близкие люди, услышав такую новость о родном человеке, как они не верили ни чьим словам, пока не услышали живой голос. Поставьте себя на их место. Вам сообщают о гибели близкого человека, а потом скажут, извините, это было предположение, это были размышления на тему «что было бы». Не дай бог никому пережить подобное. Такое зло не может остаться безнаказанным. И даже если не состоится суд человеческий, есть еще высший суд. Я в этом не сомневаюсь. Играть с такими вещами никому не позволено.
Сегодня я позвонил президенту Татарстана в Турцию. Надо сказать, что Минтимер Шаймиев отреагировал на эту ситуацию с юмором. Мне он заявил буквально следующее, цитирую: «На своих похоронах я Ирека Муртазина не заметил. Как всегда он грызет очередную кость, подброшенную с любого стола, если даже она не свежая. Привет всем. Здесь прекрасная погода, я пошел дальше плавать».
Остается надеяться, что после этих слов президента все успокоятся, а мы продолжаем программу «Семь дней»….»
Это Аминов про запись в моем ЖЖ (http://irek-murtazin.livejournal.com/218516.html).
После услышанного мне стало очень стыдно и за Ильшата, и… за себя. За себя, потому что в сентябре 1999-го года приложил немало усилий, чтобы он остался руководителем республиканский телекомпании. Собственно именно этот случай, когда Ильшата хотели сместить, а я пошел к президенту и убедил его не принимать кадрового решения, поссорил меня с руководителем аппарата президента…
А за Ильшата стыдно, потому что нельзя работать так непрофессионально. Если ты разговаривал с президентом по телефону, дай людям послушать его голос. А когда ты читаешь по бумажке то, что, якобы, сказал президент, в твои слова вериться слабо. Потому что, парень, это телевидение. ТелеВИДЕНИЕ! Картинка и голос!
Врешь ты все, Ильшат, не звонил ты президенту в Германию Турцию, и не  разговаривал  с ним. А прочитал текст, который тебе дали. А написали его люди, которые очень плохо знают Минтимера Шариповича. Нет (или не было) в его лексиконе таких слов. Если бы ты , Ильшат,  действительно с ним разговаривал, он бы ответил примерно так: «Переживем и это… Пусть говорят…».
Так что зря Ильшат и его кукловоды надеются, что «после этих слов президента все успокоятся», наоборот… лучше бы и дальше молчали.... 
 


За три года работы рядом с Минтимером Шариповичем, довелось довольно таки не плохо изучить его, его привычки, часто используемые словообороты,... Не мог Шаймиев сказать «он грызет очередную кость, подброшенную с любого стола, если даже она не свежая…»