March 3rd, 2009

июль 2011

4 марта в 14.00 Верховный Суд России

…начнет рассмотрение моей кассационной жалобы (http://irek-murtazin.livejournal.com/289148.html) и возможно решит, что «аппендицит» надо удалять.

Сам быть на суде не смогу (на подписке о невыезде), но может кто из московских френдов посетит это мероприятие и расскажет, как там все было.

PS Если кто решит пойти в суд, то надо распечатать эту телеграмму и в бюро пропусков сказать, что идете на суд в зал № 5035.

promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 353
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
июль 2011

Последователи Коперфильда!

Азинский избирательный округ №16 интересен не только тем, что его номер – номер 16-го российского региона, Татарстана, но и тем, что он социально однороден. Практически весь округ – многоэтажки, в которых люди получили квартиры по программе ликвидации ветхого жилья или соципотеке, в округе практически нет элитных домов, как нет и трущоб.

Голосование по всем участкам должно было быть приблизительно одинаковым. То есть такие показатели как явка, испорченные бюллетени, сторонники ЕР, коммунистов, СР, ЛДПР, Абдулина, Садыкова, Муртазина – должны были различаться на 2-3 процента, не больше. Резкие перепады этих показателей – явный признак фальсификаций.  Но, увы, этих перепадов – хоть отбавляй: http://www.tatarstan.vybory.izbirkom.ru/region/region/tatarstan?action=show&root=162000016&tvd=2162000259040&vrn=2162000258953&region=16&global=null&sub_region=16&prver=1&pronetvd=1&&type=424

Участки 414 и 415 находились в одной школе. На 414-ом участке – 2831 избиратель, на 415-ом - 2866, количество проголосовавших служащих, рабочих, пенсионеров, инвалидов – приблизительно одинаковое. Но на 414-ом участке оказалось 98 недействительных бюллетней (незаполненных или перечеркнутых, вроде как голосовавших против всех), а на 415-ом – 343 (около 20% от участвовавших в выборах).  Показатель недействительных бюллетеней 415-го участка – это показатель, который должен был  быть практически одинаковым (+ - 15-20 бюллетеней) на всех участках. Это тот самый активный протестный электорат, кого заставили придти на выборы, но на участок он пришел с фигой в кармане. Куда делись подобные избиратели на других участках и почему остались на участке 415 – объясню чуть позже.

Интересная ситуация с явкой.

Возьмем для примера участок №420 (сам был на нем с 19.00).

К 19.00 на этом участке явка составляла  61% http://www.tatarstan.vybory.izbirkom.ru/region/region/tatarstan?action=show&root=162000016&tvd=2162000259040&vrn=2162000258953&region=16&global=&sub_region=16&prver=1&pronetvd=1&vibid=2162000259040&type=454. В итоговом протоколе оказалось, что проголосовало 79% избирателей. То есть получается, что с 19.00 до 20.00 на участке побывало более 400 человек! На самом деле за последний час на участок пришло 18 избирателей.  На большинстве участков явку, похоже уже с утра начали подгонять под контрольные цифры, спущенные сверху, но часть участковых комиссий оставили эту работу на потом, поэтому – то и вышло, что в последний час у них проголосовало от 400 до 700 избирателей. Разброс голосования за Камиля Абдуллина (64% на 409-ом участке до 86% на 420)  - тоже красноречиво говорит о серьезном вбросе.

Участок № 420 – это вообще отдельная песня. Приехал туда приблизительно в 18.45. Тут же на участке появился полковник Котников (из Советского РОВД). Виктор Иванович сопровождал меня практически весь день, совершенно случайно появляясь именно на тех участках, где появлялся я.

В 20.00, когда закрылся участок, комиссия почти в полном составе покинула участок, мол, члены комиссии отдохнут час-полтора. Звонки в ЦИК и ТИК сделали свое дело, минут через 20 комиссия вернулась. Попытался вручить председателю (Дмитрию Владимировичу Анисимову) протокол о том, что комиссия покидала участок, но услышал, что ничего подобного не было,и что у него 20 свидетелей, что мы хотим оклеветать комиссия (Коников, идиотски улыбаясь поддакивал: «Ирек Минзакиевич, зачем клевещите на комиссию). Минут 30 комиссия послонялась, думая что бы такое придумать, чтобы вывести меня из участка, но я спокойно сидел, не давая повода для провокаций. Приблизительно в 21.00 председатель комиссии поставил перед наблюдателями стол, принес туда неиспользованные бюллетени начал их гасить. К 23.00 погасил штук 600. Непогашенными оставались еще столько же.

К тому времени уже начала поступать информация о том, что творится на других участках. И я принял решения не участвовать в этом фарсе под названием «подсчет голосов» и дал команду всем покинуть участки. Так и сделали. В результате 420-ой участок серьезно прокололся и нарвался на уголовное дело. В итоговом протоколе оказалось, что там было погашено всего 299 неиспользованных бюллетеней, хотя только при мне, повторюсь, было погашено штук 600 бюллетеней и приблизительно столько же еще ждало своей очереди. Думаю, что все эти бюллетени в итоге были приписаны выигравшему кандидату. Отсюда и зашкаливающий за все нормы приличия 86 процентный результат.

Анализ протоколов и отчетов наблюдателей позволяет сделать некоторые выводы:

1. Почему была проведена серьезная работа по обеспечению явки? Несмотря на то, что те, кто гнал людей на выборы и требовал отчитаться, прекрасно понимали, что люди могут проголосовать (и скорей всего проголосовали) за кого угодно, только не за ту партию и того кандидата, за которого велело начальство? Потому что нужна была хоть какая явка, чтобы заретушировать массированный вброс. Потому что как проголосуют те, кто пришел на выборы по давлением, не имело никакого значения.

2. Вброса в банальном понимании этого слова, когда кто-то походит к ящику и запихивает в него пачку бюллетеней, в 16-ом округе не было. И в списки избирателей никого не вписывали (все это делалось уже потом, когда сдали протокола в ТИК). Все произошло намного циничнее. Комиссии просто объявили, что из ящиков достали столько-то бюллетеней. Кто успел вбросить после вскрытия ящиков, тот успел, кто не успел, сделал это позже, во время подсчета. Сколько бюллетеней было в ящиках  на самом деле, видимо, не знали и сами члены комиссия, и пересчитать никто никому не позволил.

3. По 130-200 недействительных бюллетеней были положены в стопку бюллетеней выигравщего. От 80 до 150 бюллетеней, в которых люди проголосовали за меня, так же оказались в стопке выигравшего. Попытка пересчитать – пресекалась. Настойчивая попытка пересчитать пресекалась вышвыриванием с участка (к примеру, на 417-ом участке ментов не остановило даже то, что «бузотером» оказался 65-летний человек, к слову, в недавнем прошлом председатель татарстанского отделения Республиканской партии России). На всех участках мне оставили ровно столько голосов, чтобы я не смог собрать заявления от  всех проголосовавших за меня. Если бы нарисовали меньше 100, то собрать 100-150 заявлений, что я голосовал за Муртазина, куда делся мой голос – это реально. Собрать больше 200 таких заявлений уже малореально.

4. Главное условие для подобных фальсификаций – это то, что участковые комиссии формируются по «производственному» признаку. ТО есть в школах и на предприятиях формируются комиссии, после чего фамилии членов комисиий отдаются партиям, общественным организациям и пр., которые оформляют выдвижение этих кандидатов в УИКи. Вот и получается, что выдвигает кандидатов в члены УИК ЕР, КПРФ, ЛДПР и пр., а собравшись вместе все эти партийцы оказываются членами одного трудового коллектива – запуганные, затравленные, подкупленные. Значит надо работать с Зюгановым, Мироновым, Жириновским, убеждать их, что не надо ворчать про фальсификации в Татарстане, а надо реально пресекать саму возможность этих фальсификаций уже на стадии формирования участковых комиссий.