October 20th, 2009

июль 2011

Околоуниверсиадские беспредельщики

Состоялись публичные слушания по поводу перевода прибрежных земель реки Казанка из зоны памятников природы и ценных ландшафтов и рекреационно-ландшафтной в зону парков завершился скандалом: «…Хотя вопрос о зонировании этих территорий был поднят на публичных слушаниях только сегодня, фактически все уже решено. Ценных природных участков больше нет – их давно засыпали песком. Вместе с краснокнижными растениями, рыбешками и зверьками» (http://www.tatar-inform.ru/news/tatarstan/2009/10/19/189558/). Почему-то в информации ни слова о том, что большинство участников слушаний проголосовало против изменения карты зонирования правобережья Казанки. Как ни слова и о том, что тот, кто принял решение и дал команду на начало работ по засыпке правобережья Казанки… совершил преступление. Это не я так решил, это написано в официальном письме заместителя прокурора Республики Татарстана:



 
promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 353
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
КНИГА

«Шаймиев против Муртазина». Судебная гонка.

В ходе 44-ого судебного дня, состоявшегося  19-го октября заявил ходатайство об изменении  режима работа. Так, мол, и так,

«…статья 6 Европейской «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» гарантируете «Право на справедливое судебное разбирательство», которая в том числе предусматривает: Пункт 3 Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

Эти гарантированные Европейской права при рассмотрении уголовного дела в отношении меня игнорируются. С сентября судебные заседания назначаются ежедневно с утра и до окончания рабочего времени, что лишает меня возможности скрупулезно проанализировать уже прошедший судебный день и подготовиться к следующему судебному дню. Рассмотрение дела в режиме «судебной гонки» уже привело к тому, что на ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для рассматриваемого дела, были проигнорированы.

К примеру, при рассмотрении ходатайств об исключении судебных экспертиз из числа доказательств, я упустил и соответственно не обратил внимание суда на такое существенное обстоятельство, что данные экспертизы выходили за рамки уголовного дела, возбужденного 18 сентября 2008 года. Перед экспертами были поставлены вопросы, выходящие за пределы обстоятельств, подлежащих доказыванию в силу ст.73 УПК РФ. 

При таких условия рассмотрения уголовного дела, сам судебный процесс, независимо от решения, которое будет принято судом, превращается в один из звеньев оголтелой травли, развернувшейся в отношении меня еще осенью прошлого года. Именно тогда, задолго до судебного разбирательства, СМИ, подконтрольные казанскому Кремлю, уже назвали меня преступником, совершившим уголовно-наказуемое деяние.  Все эта кампания проходила абсолютно безнаказанно…

В этот же период была уволена с работы моя супруга. «Попросили» уволиться отца, который до этого лет 5-6 сам хотел уволиться, но его не отпускали.

Эта безнаказанная травля привела к тому, что 29 декабря 2008 года на меня было совершенно нападение. Возбужденное уголовное дело практически было спушено на тормозах и приостановлено. Несмотря на то, что мною был составлен обстоятельный фоторобот одного из нападавших и заявлено следствию, что автомобиль, на котором уехали нападавшие предположительно проехал в зоне съемок камеры видеонаблюдения телекомпании «Вариант», следствие приостановлено. Видеозапись с телекомпании «Вариант» исчезла. Предположительно теми, кто должен расследовать дело, запущен слух, что я сам на себя организовал это нападение (правда в эту «версию» плохо вписывается то обстоятельство, что если бы удар битой по голове пришелся на 2-3 сантиметра правее, то сегодняшнего процесса могло и не быть в связи или со смертью, или амнезией подсудимого).

Сегодня эта травля, фактически, продолжается и в ходе судебного заседания. Суд не ограничил меня в правах, а фактически лишил меня всех гражданских прав, гарантированных Конституцией России, сознательно назначая заседания так, чтобы весь рабочий день я находился в суде и не имел возможности, к примеру, проделать работу, обратную процессу написаний книги «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана». Эта книга стала переработкой огромного количества факторологического материала, полученного мною, в том числе и из открытых источников информации. Сегодня, чтобы доказать свою невиновность, мне необходимо снова засесть в библиотеке и отксерокопировать все материалы, на основании которых я построил свои размышления…. 

Уже даже у сторонних наблюдателей начало складываться впечатление, что основная цель суда сегодня не установить истину и вынести законное и справедливое решение, а довести меня до физического и нервного измождения...

Исходя из вышесказанного, прошу:

Обеспечить мне гарантированные Европейской «Конвенцией о защите прав человека и основных свобод»    «достаточное время и возможности для подготовки своей защиты» и «право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него», а именно, предоставить возможность встречи со свидетелями защиты для того, чтобы убедить их преодолеть страх перед Системой и придти в суд, чтобы рассказать об обстоятельствах, которые им известны и представляют существенный интересе для рассматриваемого уголовного дела. Для реализации гарантированных Европейской «Конвенцией о защите прав человека и основных свобод» прав, а так же для реализации гарантированного ст.37 Конституцией РФ права на труд, прошу суд не принуждать меня весь рабочий день находиться в суде и ограничиться заседаниями или в первой половине дня, или во второй (на усмотрение суда)…»

В удовлетворении ходатайства было отказано. А, узнав, что до обеда свидетелей больше не будет, суд тут же перешел к допросу обвиняемого. Мои доводы, что есть еще два десятка свидетелей, готовых дать показания, услышаны не были.