May 23rd, 2013

июль 2011

Деградация ФСБ?

Удивил замгендиректора «Лаборатории Касперского» Игорь Чекунов, считающий, что существующее законодательство не только позволяет компьютерным преступникам ускользнуть от ответственности, но и не способствует повышению заинтересованности ответственных лиц в расследовании и наказании преступников.   А как же уголовное дело в отношении братьев Артимовичей и Павла Врублевского, обвиняемых в организации DDoS-атаки на сайт, проводивший платежи за продажу билетов «Аэрофлота»? «Лаборатория Касперского» в этом деле, между прочим, тоже участвует, она экспертизу делала. И дело это продолжает рассматриваться в Тушинском райсуде Москвы.

КИБЕРПРЕСТУПНОСТЬ

Периодически езжу на заседания. Но, если в прошлом году ходил на заседания, чтобы побольше узнать о Павле Врублевском, о котором готовил публикацию, то сейчас езжу в Тушино, потому что чертовски любопытно, чем же завершится процесс. До 15 мая не сомневался, что дело специально затягивается, чтобы тихо-тихо слить его и вынести оправдательный приговор… А вот на судебном заседании, состоявшемся 15 мая, были оглашены такие документы, что я теперь сильно сомневаюсь, что дело сольют.

Именно 15 мая стало известно, что следователь ФСБ Дадинский С.С, который вел уголовное дело №678324 сильно накосячил при оформлении процессуальных документов. Вместо того, чтобы проводить какие-то следственные действия в присутствии понятых, он, похоже, «вел следствие», совершенно не утруждая себя понятыми (слова «вел следствие» специально взял в кавычки, потому что теперь не понятно, а было ли следствие вообще).
Одна из понятых – Анастасия Курочкина заявила, что никогда не участвовала в каких-либо следственных действиях в ФСБ и что подписи в деле не ее. Дальше больше. Экспертиза подписей понятых показала, что с очень большей долей вероятности все они выполнены….  самим следователем Дадинским.

В общем, разгорается скандал. В судебном процессе объявлен перерыв. В ФСБ и прокуратуре, видимо, ломают голову: что делать? Вариантов развития событий не очень много:

1. Закрыть дело и отдать следователя Дадинского под суд военного трибунала.
2. Надавить (запугать, уговорить, купить, обещать жениться…) на Настю Курочкину и выбить из нее показания, что предыдущие показания о том, что она не подписывала никаких протоколов следственных действий, она дала, потому что на неё надавил (запугал, уговорил, купил, обещал жениться….)… Павел Врублевский. Можно заодно и закрыть Врублевского в СИЗО, чтобы «не мешал вести дело», и «не давил на свидетелей».
3. Переть буром по беспределу. Как это сделала судья Наталья Лунина, которая на ходатайство об исключении доказательств, подписанных липовыми понятыми, вынесла решение, что у нее нет оснований считать подписи понятых недостоверными (когда услышал это решение суда, ущипнул себя – уж не сплю ли я).

Возможно, что есть еще какие-то варианты, но эти три сценария – основные. По какому из них будут развиваться события, думаю, узнаем в начале июня.




promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 339
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
июль 2011

Сюжет для Тарантино

Балабанова, к сожалению, уже нет. Разве что Тарантино сможет снять фильм  по жуткой истории, произошедшей в Казани.

Вот фабула истории. Или как говорят киношники – синопсис:

Юля Егорова - директор казанской школы № 25,  рассказала, что утром 16 сентября 2011 года ей позвонила инспектор по делам несовершеннолетних (ПДН) и спросила, ходит ли в школу один из подростков . Егорова ответила, что ученик находится на занятиях, и тогда в учреждение прибыл участковый уполномоченный.

После короткого разговора с подростком полицейский заявил директору, что тот подозревается в совершении преступления и, согласно Закону «О полиции», его необходимо опросить в отделе ПДН. Так как свободных педагогов не было, Егорова напомнила участковому, что несовершеннолетнего можно опрашивать только в присутствии родителей, и сказала ученику позвонить им.

Участковый привел подростка в ОП «Гагаринский», где над ним издевался замначальника угрозыска отдела полиции Владимир Кочнев. Майор полиции ударил подростка, надев на него наручники, отвел его в туалет, где грозил окунуть в унитаз. Затем Кочнев обвязал ноги и шею несовершеннолетнего буксировочным тросом и повалил его на пол, прижав лицом к полу. Полицейский стал поднимать руки подростка вверх, при этом коленом упираясь в позвоночник жертвы.

Отсюда