May 31st, 2020

июль 2011

Вечно второй

Новым хозяином «Ведомостей» стал человек, чье агентство успешно обслуживало интересы региональных властей.

У газеты «Ведомости» вновь сменился владелец. О завершении сделки в пятницу 29 мая сообщил издатель газеты, гендиректор АО «Бизнес Ньюс Медиа», Глеб Прозоров. А накануне, в четверг, сами «Ведомости» сообщили о том, что покупателем 100% акций выступит АО «Саппорт», зарегистрированное 31 мая прошлого года с уставным капиталом 10 тысяч рублей.

Фото: «Ведомости»

В пятницу же стало известно, что АО «Саппорт» контролирует 43-летний Иван Еремин — создатель и руководитель холдинга «Федералпресс».

Collapse )
promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 338
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
июль 2011

Как рождаются фейки про СССР

Жвачка


Каждый раз, натыкаясь в ТОПе ЖЖ на тексты maxim_nm про СССР, ловлю себя на мысли, что я, видимо, жил в каком-то другом СССР. А не в том, который описывает, живущий в Минске ментально советский пропагандист.

Попавший в ТОП текст «Легенды из СССР, в которые вы верили» - из того же разряда.


Collapse )
июль 2011

Самые «криминальные» имена...

10 лет назад...

Продолжение. Начало здесь


7 мая 2010 года (пятница)

Почти весь день провел в Мамадыше, куда с утра повезли меня и Малика.

В начале Мамадышский райсуд рассмотрел представление администрации колонии о смене режима содержания Малика. Потом – об отмене приказа о водворении меня в ШИЗО.

«Дело Малика» продолжалось 4 часа. И завершилось объявлением перерыва до 13 мая.

Пока суд рассматривал «дело Малика», я дожидался своей очереди в «Газелле», на которой мы добрались из Дигитли в Мамадыш.

А рядом кипела жизнь. Мимо здания суда проходили нарядные мальчишки и девчонки (видимо с репетиций мероприятий, приуроченных ко Дню Победы), погруженные в свои мысли мужики, о чем-то разговаривающие женщины, молодые мамы с колясками, выгуливающие своих малышей. И от того, что вокруг продолжалась жизнь, пусть не бурная, а степенно-размеренная, осознание своей арестантской участи, своего бессилия и бесправия угнетало куда больше, нежели это происходит в колонии. Там эта тоска, скребущая и душу, и сердце, и даже тело наваливается с особой силой, когда кто-то приезжает на свидание, а через несколько часа уезжает. И мысли о том, что буквально через два-три часа они будут жить вольной жизнью, полностью распоряжаясь своим временем, своими планами, мыслями, идеями, так давит на сознание, хватает за горло. Такая тоска наваливается, что, кажется, физически ощущаешь вес этой самой тоски. Она придавливает, дышится труднее, ходится нехотя. И лишь через несколько часов, после отъезда навещавших, приходит успокоение и понимание, что без этих свиданий было бы ещё труднее. Благодаря им получаю глоток свежего воздуха. Свобода людей, приезжающих навестить, передается и мне. Благодаря этим свиданиям не чувствую себя забытым, брошенным, никому не нужным. И это прибавляет сил и вселяет уверенность, что дигитлинское безвременье пройдет. Обязательно пройдет. И я снова вернусь к нормальной жизни, насыщенной событиями, встречами, поездками.


Collapse )