Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

Categories:

10 лет назад...

Продолжение. Начало здесь


27 декабря 2009 года (воскресенье)

Снова шмон. Но какой-то вялый. Надзирателям, похоже, и самим надоело это, с виду бессмысленное, времяпрепровождение. Но смысл, наверное, всё-таки есть. Но я о нём не догадываюсь.


***
На прогулке играли в футбол. Рашит сделал мячик из носка, набив его газетами. Несмотря на то, что было довольно-таки холодно – взмокли.

Как всегда, в конце часовой прогулки пел. И чтобы лёгкие прочистить, и чтобы не скатиться в пропасть, в которой человек перестаёт быть человеком, а превращается в человекообразное существо.

Петь начал, еще сидя в «дробях». Первое время пел в полголоса, а потом плюнул на предосторожности и перестал жалеть голосовые связки.

Появились слушатели. Стоит запеть, как в соседних двориках смолкают разговоры. Стали поступать заказы:

- Ирек, спой про молодость! – просят из соседнего дворика. Мне не жалко, пою:

Ничто на земле не проходит бесследно,
Но юность ушедшая всё же бессмертна.
Как молоды мы были,
Как искренно любили,
Как верили в себя.

Когда пою на татарском, слышно, что надзиратель останавливается у дверей нашего прогулочного дворика, не ходит по коридору, а прислушивается именно к нашему дворику, из которого доносится:

Идель буйларында нурлар сибеп,
Матур булып ата бездэ тан.
Тан шикелле якты минем туган Илем,
Минем якты Илем -Татарстан.

(На берегах Волги, рассыпая солнечные лучи,
Очень красиво восходит солнце.
Как солнце светла моя Родина,
Мой родной Татарстан. (татарский))

Надзиратель, похоже, как и я, из деревни. Слушает песню и пробивает его ностальгия по родной деревушке, по родителям… А он занимается тем, что охраняет арестантов. Каждому - своё.


***
К окошку прилетели голуби. Заворковали. Рашид накрошил на газету хлеба, свернул газету в трубочку и проделал акробатический трюк: одной рукой держась за край шконки, второй – высыпал хлебные крошки на подоконник с наружной стороны тюремного окна. Голуби остались довольны.


28 декабря 2009 года (понедельник)

Дениса снова с самого утра увезли на следственные действия.

После прогулки принесли газеты и журналы, изъятые из передачи в четверг.

Публикации в «Новой газете» и «Вечерней Казани» обнадёживают… Как обнадёживает и крохотная заметочка в «Вечерней Казани» о том, что на Площади Свободы состоялся митинг «Иреккэ - Ирек!» Значит, не перевелись в Казани европейцы! Значит, мой арест не напугал, не заставил попрятаться, как прячутся тараканы, почуяв малейшую опасность для свой никчемной тараканьей жизни. ( Ирек в переводе с татарского означает Свобода. Поэтому «Иреккэ – Ирек!» - это и «Иреку – свободу!» и «Свободе – Свободу!»).

Журналы решил посмаковать, начну читать после Нового года.

Суд


***
Принесли письма. От жены. От отца с мамой. А еще вернулось мое письмо жене, в которое было вложено и мое обращение к Дмитрию Медведеву. Обидно, что письмо прошло цензора, а вернулось уже из почтового отделения, потому что на пять грамм превышает установленную норму и необходимо наклеить еще одну марку. И это при том, что письмо не надо никуда дальше пересылать. И тюрьма и мой дом обслуживаются одним почтовым отделением - №30….

Вернулось письмо, а значит, вернулись и мои поздравления с Новым годом. Грустно.

***
В камере все читают книги. Даже гражданин Узбекистана Абдурашит Нурматов, которого мы зовем Рашитом, и который по собственному признанию к своим 25 годам прочитал не более десяти книжек, и тот читает.

Единственный, кто категорически отказывается брать в руки книгу – это Тимур. Парень уже второй день колдует над тортом, который он решил приготовить к 29 декабря - дню рождения Дениса. Каким-то чудом Тимуру удалось взбить молоко, полученное из смеси молочного порошка с «затянутым» сливочным маслом. Торт стоит на продуктовой полке. Тимур через каждые пятнадцать-двадцать минут подходит к торту, высматривает, принюхивается. Увиденное и унюханное ему явно нравятся.

29 декабря 2009 года (вторник)

Утро началось с очередного шмона. Традиционно ворчу, традиционно не обращают внимания.

Приходил адвокат. Принёс дополнение к кассационной жалобе со ссылкой на практику Европейского суда по правам человека и обращение «Мемориала» .

- Это «проект». Мемориальцы хотели, чтобы ты его прочитал…
- Всё в нём нормально. Передайте моё огромное спасибо за поддержку. И не только мемориальцам, но и всем-всем, кто меня поддерживает.


***
«Маяк» передал новость, что Дмитрий Медведев подписал федеральный закон, согласно которого лица, осужденные впервые за нетяжкие преступления, будут подвергаться домашнему аресту. Поскольку законы, смягчающие положение осужденных, имеют обратную силу, то этот закон имеет самое непосредственное отношение ко всем, кто сидит в камере №33 (кроме Дениса). В том числе и ко мне. Нет уже никаких сомнений, что 15 января Верховный суд, даже если не отменит приговор, будет вынужден применить ко мне домашний арест. Не может же татарстанская судебная система игнорировать российское законодательство? В конце-концов, приговор ведь начинается со слов «Именем Российской Федерации…».


***
Стол на день рождения Дениса получился богатым. Тимуровский торт – отменным!


30 декабря 2009 года (среда)

Как могу, сопротивляюсь вытравлению из себя человеческого и насаждению арестантского. За тридцать пять дней пребывания в тюрьме ещё ни разу не обратился к сотрудникам так, как положено по «Правилам внутреннего распорядка» – «гражданин….» и далее «по должности или по званию».

Обхожусь вообще без обращения. Говорю что-то вроде:

- Будьте любезны, принесите открывашку!
- Не сочтите за труд, пригласите «старшого» (с ударением на предпоследнем «О». Так тут называют старшего надзирателя).
От подобного обращения надзиратели, заглядывающие в «кормушку» после моего вызова, теряются и просьбы, как правило, выполняют.
До сегодняшнего дня сходило с рук и обращение по званию: («Товарищ капитан», «товарищ прапорщик», «товарищ старшина») или и вовсе по имени (Дима – «старшой» на четвертом продоле, Олег – «старшой» на третьем продоле). А вот сегодня за подобное обращение получил замечание.

Очередной шмон. Дежурное ворчание:

-Чего ищите-то?
-Запрещенку!
-Не там ищите, товарищ капитан!
-Я тебе не товарищ, а гражданин начальник.

Окидываю гражданина презрительным взглядом:

-Неа-а-а… Не тянешь на гражданина! Только на товарища! Тебе бы еще кожаную куртку и маузер…

-Я делаю вам замечание, осужденный Муртазин.
-Валяйте, делайте. А я хочу предупредить, что ваши действия подпадают под диспозицию статьи 286 УК РФ.
-? – тюремщик, явно, растерялся.
-Превышение должностных полномочий. Обыски камер должны быть обоснованными, и должны проводиться в присутствии сотрудников прокуратуры, контролирующих соблюдение законности в исправительных заведениях.

Как на самом деле должны проводиться обыски и досмотры не знаю. Только догадываюсь, что так, как они проводятся здесь, они проводиться не должны. Ведь никто не мешает надзирателям принести в камеру что угодно, любую запрещенку, будь-то даже ПМ с глушителем и обвинить арестанта, что это он как-то умудрился «затянуть» в камеру пистолет.

Моя уверенность, видимо, подействовала на надзирателя, сделавшего замечание. Он разрешает мне остаться в камере и увидеть своими глазами, что запрещенку никто из его коллег не принёс. Другой запрещенки, как обычно, не нашли. Но, как всегда, перевернули всё вверх дном. Мою шконку «оторвали» от стены, чтобы проверить вешалку.

- Шконку на место поставьте, будьте любезны, - обращаюсь я к надзирателям, покидающим камеру после шмона. На меня смотрят как на не совсем здорового человека.

Решил, что возвращать шконку на место не буду. Выравниваю ее перпендикулярно стене. Пришлось перебраться вниз, наверху стало как-то неуютно, когда с обоих сторон пустота (а нижняя шконка, после того как из камеры увели Алмаза, пустовала.)


***
Тимура забрали на этап. Он уже девять месяцев в тюрьме. Осталось всего три месяца до освобождения. И сообщение об этапе его не очень обрадовало:

- Эдак можно и Новый год встретить или в дороге или в «стакане».

Едва увели Тимура, привели Михаила. У юноши лет двадцати с инфантильным лицом, на котором вместо щетины – детский пушок, совсем «недетская» статья 159 УК, при этом часть 2, «мошенничество с причинением ущерба в крупном размере».

Читаю приговор Зеленодольского горсуда. Узнаю, что мальчик купил телефон на пятитысячную «купюру» с надписью «Банк приколов». О том, что купюра фальшивая, Михаил узнал только тогда, когда за ним пришли оперативники. На следствии мальчик говорил, откуда у него эта купюра, назвал имя друга, который подложил ему свинью, дав купюру и попросив купить телефон. Но следователя это не интересовало. Назначенные адвокаты тоже настойчиво советовали признаться и взять всё на себя. Иначе, мол, будет групповое преступление. И получил мальчик 2,5 года колонии-поселения.

- Сегодня уже поздно, 11 января подашь кассацию. Судьям Верховного Суда тоже назовёшь имя друга, который совсем не друг тебе… Приговор должны отменить.

Перечитываю и перечитываю приговор Миши. Опять получается, что прокурор, адвокат и судья фактически выступили, как печально известная «тройка». Этот институт, - «назначенные адвокаты» надо отменять, потому что адвокат, периодически дежурящий для выполнения нормы уголовно-процессуального кодекса, гарантирующей обвиняемому адвоката, стремится как можно быстрее спихнуть с себя дело, доставшееся ему во время дежурства. За эту работу Родина хоть и платит, но плата эта символическая, не идущая ни в какое сравнение с гонорарами за дела клиентов, которые платят сами. Надо вводить в стране институт «государственных адвокатов». С зарплатами и социальными гарантиями как у судей и прокуроров. Чтобы частные адвокаты стремились в госадвакатуру. Только тогда право на юридическую помощь, о которой говорят все, кому не лень, включая Президента России, перестанет быть фикцией, а наполнится реальным содержанием.

***
Утром подал ходатайство в Верховный Суд Татарстана о личном участии в рассмотрении кассационной жалобы. Написал, что режим видеоконференции не дает мне возможности полноценного участия в процессе. Хотя бы потому, что в клетке, где расположена комната видеосвязи с судом, нет даже стола, где можно разложить бумаги, которые необходимы мне для обоснования своей позиции.


31 декабря 2009 года (четверг)

До нового года остались считанные часы, но это не мешает проведению дежурного шмона. Ничего и не ищут. Такое ощущение, что надзиратели врываются в камеру только для того, чтобы перевернуть все с ног на голову. Чтобы после шмона мы долго-долго приводили камеру в божеский вид.

Шмон начинается с недоумения надзирателя:

- Почему шконка не на месте?
- Так это вы вчера выдвинули. Чтобы к вешалке было удобнее пройти.
- Поставьте на место.
- Зачем? Чтобы вы на очередном шмоне выдвигали? Исключительно из гуманности к вам, оставил все, как осталось после вас. Надорветесь еще, грыжу заработаете. Оно вам надо?
- Ирек, не борзей, верни шконку на место - миролюбиво убеждает «старшой».
- Я ее туда не ставил. Вам надо, вы и возвращайте. А мне и так удобно.

Шконка остается на месте перпендикулярно стене.


***
Невероятно, но пришел библиотекарь:

-Я подумала, что за десять дней новогодних каникул у вас совсем нечего будет читать.
-Спасибо, девушка! Как вас зовут?
-Меня зовут «гражданин старшина» - улыбается библиотекарь.
-Фу, как не красиво звучит. Разрешите обращаться к вам хотя бы «товарищ старшина»?
-Разрешаю.
-Спасибо вам большое, что принесли книги. С наступающим вас новым годом!


***
Сокамерники суетятся, готовятся к новогоднему застолью. По тюремным меркам стол получился роскошным. Тут и два вида салатов: морковный (Рашит проделал в консервной банке дырочки, получилась терка) и огуречный (соленые огурцы, квашеная капуста, лук). И мандарины, и яблоки…
А у меня паршивое настроение. Нет никакого желания встречать Новый год.

Забираюсь на шконку. В голове невеселый рой мыслей. Говорят же, как встретишь Новый год, так его и проведешь. Впервые за много-много лет придется встретить новый год не с семьей.

Залезаю под одеяло, укрывшись с головой. Память уносит в прошлое. Вспоминаю все самое хорошее, что было в жизни…

Прихожу в себя от гула. Это слились в один сплошной звук громкие стуки в двери камер. Арестанты колотят по дверям одновременно по всей тюрьме. Колотят, не потому, что зовут надзирателей. Колотят потому, что наступил 2010-ый год. Колотят, потому что так арестанты поздравляют друг друга. Что принесет год полосатого Тигра? Такую же жизнь в полосочку?

Новый го

Фотография отсюда

Tags: 10 лет назад, Правосудие, ФСИН
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Когда страна забудет комсомол?

    Удивительное дело, но за весь минувший день ни разу не вспомнил, что 29 октября - день рождения комсомола. И это притом, что в ВЛКСМ я вступил…

  • Добровинский лишился статуса...

    Трагифарс под названием «дело Михаила Ефремова» продолжается. Вслед за Эльманом Пашаевым и Александра Добровинского, представлявшего…

  • Зачем Лукашенко «штурмовые отряды»?

    В среду глава МВД Беларуси Юрий Караев рассказал, как он «предан партии, правительству и лично тов. Лукашенко», заявил, что его задача…

promo irek_murtazin июль 28, 2014 17:01 339
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments