Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

Categories:

Почему погибли сотрудники колонии?

10 лет назад...

Продолжение. Начало здесь


21 мая 2010 года (пятница)

Во вторник, 18 мая, записал: «во время утреннего обхода выгнали из библиотеки». Написал без подробностей, не считая перебранку с сотрудниками колонии заслуживающим того, чтобы расписывать ее основательно. А оказалось, что надо было записать. Дело в том, что выгнали меня двое оперативных дежурных. Один сдавал дежурство, второй – принимал. Собрав свои бумаги, вышел из библиотеки, недовольно пробурчав:

- Бог – не Тимошка, видит немножко… Увидит! И накажет за то, что не по делу докапываетесь до арестанта.

Но, похоже, что увидел Всевышний лишнее. И вмешался слишком сурово, вычеркнув обоих оперативных дежурных…  из списка живых.


С утра в колонию пришла страшная весть. Все только и говорят о том, что на Челнинской трассе близ Мамадыша произошла трагедия – ДТП, в результате которого погибли трое офицеров ФБУ КП-17.

О том, что произошло на трассе сотрудники молчат. Завеса секретности порождает самые невероятные слухи, которые стремительно распространяются среди осужденных. Достоверно известно только одно. За рулем был Алмаз, оперативник, о котором поговаривали, что на дороге он лихачит.



22 мая 2010 года (суббота)

Приезжали отец и сестрёнка с мужем. Для человека, полгода назад перенёсшего операцию по удалению злокачественной опухоли, сестренка Альбина выглядит неплохо. Держится! А вот мама, по словам отца, совсем сдала. Лежит. И всё больше говорит о том, что её время кончилось. Это в 73-то года. Ей ещё жить да жить!

А отец виду не подаёт.  Хотя ему сейчас очень не легко. И из-за меня, и из-за Альбины. Все нашли проблемы – это и его проблемы. Он их пропускает не через голову, а через сердце и душу. Это чувствуется. Хоть он и хорохорится.




***
В дежурке, напротив стола оперативного дежурного есть стенд, над которым размещены фотографии «проблемных» осужденных.

Большинство – схарактеристиками «склонен к наркомании» или «склонен к алкоголизму». Появилась на стенде и моя фотография. Правда, не со стандартной характеристикой, а с куда более серьезной – «склонен к дезорганизации». И фотография – под стать характеристике. В черной майке, с угрюмым лицом. Для полноты картины не хватает только наколок. Оказывается, «склонен к дезорганизации» - это, как правило, характеристика для криминальных авторитетов.

Как мне удалось попасть в разряд лиц «склонных к дезорганизации»? Очень просто! Для администрации лучший осужденный – это тупой осужденный, который ничего не знает ни о своих правах, ни об обязанностях администрации, кто безропотно воспринимает всё, что творит администрация. А я постоянно разъясняю людям положения Уголовно-исполнительного кодекса, пишу кассационные и надзорные жалобы. Это очень мешает осужденным быть «идеальными осужденными» и в представлении администрации, то, что я делаю, видимо и есть «дезорганизация».

В общем, у меня не было ни единого шанса не получить характеристику «склонен к дезорганизации» и не оказаться на доске «профилактического учета» среди осужденных, «нуждающихся» в более пристальном внимании сотрудников ФБУ КП – 17.



23 мая 2010 года (воскресенье)

Посевная – в полном разгаре. Из-за нее впору переименовать колонию в «колхоз строгого режима». Потому как несмотря на норму УИК, что труд не должен препятствовать исправлению осужденных, из-за посевной котам под хвост брошены многие требования УИК. О неукоснительном соблюдении распорядка дня, например. Или о порядке передвижения за пределами территории колонии–поселения и пр., пр., пр….

Меня же по-прежнему каждое утро направляют на работу «разнорабочим свинарника». По-прежнему после развода демонстративно иду не в свинарник, а возвращаюсь в «жилую зону».

Заведующий фермой, - вольнонаёмный - сочувствует мне, каждый день говорит:

- Ирек, можешь ничего не делать. Ты главное приди на ферму, сиди, читай, пиши.

- Спасибо, – говорю, чуть ли не каждый день – я не отказываюсь от работы, я отказываюсь отказываться от своих религиозных убеждений. Не могу себе позволить принимать участие в выращивании свиней. Харам это. Грех.

Конечно, я не ортодоксальный мусульманин. Но мусульманин. И администрация это прекрасно знает. Ей не надо, чтобы я работал, она заинтересована в том, чтобы я отказался от работы. Иначе не стала бы снимать меня с бани, где я проработал почти полтора месяца. И мог бы работать и дальше.


***

К вечеру на Дигитли налетают полчища комаров. Голодных и злых. Пик остервенения этих тварей приходится на время вечерней проверки, которая начинается в 21.00, когда комары безжалостно пикируют на арестантов и сотрудников целыми эскадрильями.


24 мая 2010 года (понедельник)

Это уже смешно. 7.00. Проверка. Развод. Дежурный офицер лениво зачитывает:

- Свинарник! Муртазин.

Выхожу из строя. Иду в «жилую зону». Будто так и должно быть. Или ОНИ думают, что «жилая зона» - это и есть свинарник?


***

Получил справку из бухгалтерии. С удивлением узнаю, что 17 мая я назначен «разнорабочим свинарника» с окладом… 4 333 рубля. Это почти на 2 тысячи больше, чем значилось в приказе, с которым меня ознакомили 17 мая, и в котором я расписался, что ознакомился, но хочу обжаловать его. Похоже, что приказа, с которым я знакомился тогда, в моём личном деле, уже нет. Его, видимо, уже заменили на более «правильный» приказ. Приложив к нему «Акт об отказе от ознакомления».


***

Приезжали Игорь Веселов и К. Уголовное дело по фальсификации выборов в Декабристском округе, возбужденное благодаря настойчивости Игоря, похоже, спускают на тормозах. Хотя доказательств набралось более чем достаточно, и избирательные комиссии можно в полном составе направлять в Дигитли. Можно ненадолго. Двух-трёх месяцев «летних трудовых лагерей» вполне достаточно, чтобы навсегда отбить желание мухлевать на выборах. И не только у членов участковых избиркомов Декабристского округа, но и многих, кто будет работать на выборах в будущем. А это, видимо, очень напугало Систему. Как же она будет обеспечивать «правильные» итоги голосования, если все без исключения члены комиссий перестанут мухлевать?



25 мая 2010 года (вторник)

Традиционно на разводе прозвучало:

- Свинарник! Муртазин!

Традиционно на свинарник не пошёл. Но пошёл вместе со всеми на погрузку мяса.

Подъехал КамАЗ, за рулём которого был мой тёзка. Ирек оказался в колонии после ДТП со смертельным исходом. Суд приговорил его и к лишению свободы, и к лишению права управлять транспортными средствами. Но это не помешало администрации колонии посадить его  за руль КамАЗа. И ездить не только по территории колонии и ближайщим окресносятм. Сегодня Ирек поехал в Нижнекамск.

О каком исправлении осужденных и привитии им уважительного отношения к законам можно говорить, если администрация плевать хотела на эти самые законы? Если осужденные рассматриваются исключительно как дармовая рабочая сила?

На снимке: 1969 год, отцу и маме 33 года, сестренке Альбине - 3, мне – 5. Мама - завотделом писем районной газеты "Яна юл" ( "Новый путь"), отец - управляющий районным объединением "Сельхозтехника".

Tags: 10 лет назад, Выборы, Правосудие, Трагедия, ФСИН
Subscribe
promo irek_murtazin июль 28, 2014 17:01 339
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments