Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

Categories:

Прикрылись ветеранами

В этой скверной истории серьезная вроде бы организация - «Офицеры России» -  фактически выступила в роли «мальчиков по вызову».

Уже писал о том, как «Офицеры России» пожаловались в Генпрокуратуру и мэрию Москвы на спектакль «Первый хлеб», поставленный в театре «Современник». И при этом прикрылись ветеранами. Мол, « …в адрес нашей организации не первый день поступают многочисленные обращения от ветеранов, в том числе Великой Отечественной войны, Героев Советского Союза и Российской Федерации, которые возмущены предельной неуважительностью к защитникам Отечества со стороны спектакля «Первый хлеб».

Но в пятницу в названии моего возмущения «Офицерами России» был знак вопроса. Сегодня вопросительный знак уже не уместен. Потому что для меня стало очевидно, что жалобщики прикрылись ветеранами, прекрасно понимая, что  скандал вокруг постановки «Современника» и Лии Ахеджаковой раздут искусственно. Потому что монолог героини Ахеджаковой, которым возмутились «Офицеры России», на самом деле не произносился на сцене «Современника». Возможно, «Офицеры России» этого не знали, но, видимо, интуитивно почувствовали какой-то подвох, и прикрылись ветеранами. Мол, сами-то мы спектакль не смотрели, это ветераны нам пишут и пишут…



ЛА
Лия Ахеджакова в роли бабушки Нурии в спектакле «Первый хлеб» на сцене театра «Современник». Фото: РИА Новости, отсюда

Вот что на самом деле происходило и звучало на сцене «Современника» в постановке «Первый хлеб». Дословно:

Раннее утро. Большой пустырь, по центру которого стоит часовня, здесь когда-то было кладбище, но все, кто хоронил людей на этом кладбище, тоже умерли, поэтому его сравняли с землей. Кое-где одиноко торчат кресты, кто-то нашел своего покойника и воткнул туда метку, хотя, может, на пару метров и ошиблись, может, и не на своей могилке они крест поставили, может, кто другой там лежит, но так спокойней. С одной стороны пустыря стоят цыганские дома, за пустырем — хлебозавод. Нурия ходит по пустырю, курит, попивает коньячок, следом ходит Мальчик.

Нурия: Хотя бы забор оставили. Разбегутся покойнички-то? А эти на могилках хлеб свой пекут прям. Последний раз приходила сюда лет двадцать назад. Иди давай нюхай, где могилка наша? (Подошла к одному из крестов).

Ну и как звать вас? Билибин Константин Макарович. Ну и кому ж ты такой нужный, Билибин? Ты Билибин там или не Билибин? Я вот даже в какой стороне не помню, где мой закопан, а тут прям ты такой — Билибин. Это шоу с вами такое: угадай покойника. Салимхан? Где ты тут? Билибин, давай тут лежи спокойно, ясно? Часовня какая-то, не, ну пусть хоть часовня, в конце концов, хоть часовня пусть будет. Салимхан! Слышь, нет? Короче, ты слышишь. Я чо тут виновата, что ли, что ты мало жил, а я много живу? Не виновата же? Ну и всё. Я чо, знала, что тут раскатают всё? Взяли раскатали кладбище. Не боялись же тракторами тут все сровнять?Уровень у них, конечно. В общем, у меня другие планы, понятно? Ты же нас бросил. А я тебя не бросила. Мы в Россию приехали, а тут ты — болеешь. Как тебя бросить-то? Ты мало жил. И долго умирал. И я тебя забыла. Только не обижайся, мне не до этого. В общем, я с тобой рядом не лягу, мне в колодец надо. Вот. Коньячок пью за тебя. Слушай, какой говенный коньячок. Ну, извини, нормальной алкашки с утра не продают, вон в ларьке чо было, то и взяла. (Ходит по пустырю, напевает какие-то мелодии. Подходит к другому кресту).

Фумкин Семен Семеныч. Слушай, а я вас помню. Нет, лично не помню, а вот памятник твой старый помню, так ты ж этот, герой вроде, точно, да! Ты ж в Великую нашу, самую Отечественную воевал. У тебя так и было там что-то про это написано: «За оборону Киева», «За оборону Кавказа», медали, да? Ну что, герой, раскатали вас тут? Навоевался там? Защитил наше спокойствие. И где теперь оно — наше спокойствие? Разошлась, да? Ладно, прости, Семен Семеныч. Все талдычат, чтобы наши дети жили в мире и войны не видели. Нет, мы-то ее не видим, конечно, вроде как нет войны никакой, только что-то она почему-то все равно есть. Как вы мне надоели! Как вы мне надоели! Надоели! (Молчание.) Семеныч, вы не обижайтесь, я пьяная просто. Такая форма существования у меня. (Молчание.) Короче, ты понял, Салимхан? Рядом не лягу. Я в колодец. Всё. Ухожу. Лежите герои, не вставайте.


Идет по пустырю в сторону хлебозавода.
отсюда

И где тут неуважение к защитникам Отечества?

Tags: Маразм, Москва, Прокуратура, Творчество, Цензура
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сиамские близнецы Кузбасса

    «Единая Россия» исключила из партии экс-мэра города Прокопьевска Вячеслава Старченко и спикера горсовета Наталью Бурдину. За то, что в…

  • Перебор суровости приговора...

    Узнал, что Пресненский районный суд Москвы приговорил к 14 годам колонии строгого режима Александра Устинова, позиционировавшего себя…

  • Покушение на убийство

    В Астрахани негодяй из Дагестана, считающий себя мужчиной и мусульманином, избил девушек. За просьбу убрать ноги со стола. Разьяренный дебошир…

promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 354
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 106 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Сиамские близнецы Кузбасса

    «Единая Россия» исключила из партии экс-мэра города Прокопьевска Вячеслава Старченко и спикера горсовета Наталью Бурдину. За то, что в…

  • Перебор суровости приговора...

    Узнал, что Пресненский районный суд Москвы приговорил к 14 годам колонии строгого режима Александра Устинова, позиционировавшего себя…

  • Покушение на убийство

    В Астрахани негодяй из Дагестана, считающий себя мужчиной и мусульманином, избил девушек. За просьбу убрать ноги со стола. Разьяренный дебошир…