Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

Как разжигалась рознь 5

И.М.Муртазин, преследуя цель возбуждения ненависти и вражды по признакам принадлежности к определенной социальной группе с угрозой применения насилия, в своей книге приводит высказывания, в которых бедствия и неблагополучие в прошлом, настоящем, будущем объясняется деятельностью определенных социальных групп, указывает на якобы имеющееся несоответствие действий властей, превышение должностных полномочий:  

«Шаймиев слишком долго находился во власти, и у него было предостаточно времени, чтобы насовершать ошибки, которые со временем вполне могут быть названы и преступлениями».

«Если вдуматься, в развязывании чеченской войны есть вина и Шаймиева. Фактически руководство нашей республики поступило как тот трусоватый комиссар, который истошным криком «За Родину!» поднимает солдат в атаку. А когда бойцы встают в полный рост и под шквальным огнем идут на супостата, комиссар прячется на дне окопа. И выжидает, чем дело обернется. Татарстан, провозгласив суверенитет, напугав своей решительностью федеральный центр, похоже, и сам испугался, вжал голову в плечи. А вот Чечня, провозгласившая те же цели, остановиться уже не смогла».

«Время показало, что руководство республики оказалась неспособным к демократической трансформации. Не растопив айсберг авторитаризма, задушив развитие гражданского общества, шаймиевский Татарстан оказался совершенно беспомощным в диалоге с путинской Москвой, стремительно нарастившей политические мускулы».

 «Ставить новые задачи просто нет смысла, потому как и старые выполняются из рук вон плохо. Реальные результаты все чаще подменяются оголтелой пропагандой». «А ведь в начале 90-х даже самые ортодоксальные противники перемен едва ли могли предположить, что рост самосознания татарстанцев превратится в пар и уйдет в гудок. Ну а для тех, чьи души в те годы в унисон Виктору Цою пели «Перемен! Перемен требуют наши сердца», сегодняшний Татарстан — это кладбище несбывшихся надежд». «Благодаря деятельности «Татмедиа» в республиканской информационной журналистике окончательно законсервировалась система доминирования людей, руководствующихся принципом «меньше знаешь — лучше спишь». Это же очень комфортно. Можно делать вид, что вообще ничего не знаешь, чтобы даже не просыпаться и работать в состоянии спячки. А аналитическая журналистика и вовсе покинула СМИ, подконтрольные «Татмедиа». Можно сказать «ушла из жизни», как уходят одинокие и никому не нужные люди».

«Эта мысль преподносилась Шаймиевым как аксиома, не требующая ни пояснений, ни доказательств. А ведь если вникнуть в смысл этих слов, то из них следует, что Минтимер Шарипович просто не понял сути гайдаровских реформ, восприняв приватизацию как банальную распродажу государственной собственности. Пустые прилавки магазинов и талоны на все и вся не связывались в сознании Шаймиева с кризисом плановой системы экономики. Он не понимал, что советская система управления, основанная на тотальном контроле производства и распределения товаров и благ, уже не работала, ситуация была безнадежной. Кстати, и Борис Ельцин не понимал реформаторов».

«Ну а самая неприглядная сторона «президентской» антитрущобной компании — это то, что под шумок сноса трущоб уничтожена Старая Казань, ликвидированы не только лачуги, но и дома, формировавшие самобытный облик города, хранившие ее историю и культуру».

 «Просто Татарстан научился преподносить желаемое за действительное, виртуозно жонглируя цифрами и раздувая «мыльные пузыри» достижений».

И.М.Муртазин, реализуя свой преступный умысел, в книге «Минтимер Шаймиев: Последний Президент Татарстана» указывает на наличие по его мнению нарушения законов представителями государственных и силовых структур в прямой и косвенной форме:

«Много позже, вспоминая 12 июня 1991 года, Минтимер Шаймиев скажет. «Выборы проходили на одних и тех же участках в одно и то же время. Но люди не брали российский бюллетень, и Президента Ельцина в Татарстане не избрали — за него было отдано всего 12 процентов голосов» («Республика Татарстан», 11.12.2003). Слукавил Минтимер Шарипович! Люди «не брали российский бюллетень» потому что взять его было непросто».

 «А что сегодня? Какая этика? Что это такое? Рефлексы типа мук совести сегодняшнему чиновничеству глубоко чужды. Прокуратура нет-нет да и заикается о возбуждении уголовных дел в отношении глав администраций да прочего чиновничьего люда, но пока на этом все, как правило, и заканчивается. Проворовавшиеся чиновники умудряются даже должности свои сохранить. А чего другого можно ждать, когда в республике вроде бы и провозгласили «диктатуру закона», но складывается впечатление, что власть живет по какому-то неписаному пиратскому уставу».

 «А реальная борьба с коррупцией означала бы борьбу власти с самим с собой».

 «Дело в том, что наличие «темных пятен» в биографии и откровенная жуликоватость еще никому в республике не помешали занять номенклатурные должности, и уж тем более возглавить район или министерство. Даже, наоборот, наличие компромата — чуть ли не обязательное условие карьерного роста. Это для чиновника — своеобразный знак качества, гарантия, что человек будет верно служить и не осмелится перечить. А если нет компромата, то вроде бы и доверять ему нельзя. Потому что в случае чего избавиться от чиновника с незапятнанной репутацией, заткнуть ему рот будет очень трудно. Разве что в результате «трагического стечения обстоятельств» — случайного вываливания из окна, автомобильной аварии или беспредела озверевшего хулиганья, которое в темном подъезде куском водопроводной трубы проломило бедолаге голову».

«Сверхзакрытость и закономерное вырождение управленческих кадров привели к повсеместной диктатуре серости, тотальной коррупции, стремительному распространению приписок и «не целевому использованию бюджетных средств», как тактично стали называть откровенное разворовывание казны».

 «Возможно, именно потому, что однажды Галеева осенила мысль, что его работа на самом деле никому не нужна, что он и его коллеги не выкорчевывают наркоманию, а фактически имитируют борьбу, уничтожая только перезревшие «плоды» и не добираясь до корневища. Имитируют, устраивая показательные аресты распространителей и сжигая наркоотраву на глазах приглашенных журналистов. Но, как правило, довольствуются мелкой сошкой, очень редко подбираясь к крупным нарко-курьерам, и еще реже перекрывая каналы поступления в республику наркотиков».

«Сегодня уже очевидно, что метро не способно решить транспортные проблемы Казани. Экономическая неэффективность подземки тоже не вызывает сомнений. Тем не менее, оно упорно продолжает строиться. Почему? Как-то в разговоре с одним из руководителей среднего звена «Казметростроя» я услышал такую версию: «Метро — это огромные деньги. А там, где большие деньги, у тех, через чьи руки они проходят, всегда есть возможность «себя не обидеть». Тем более, что наши лоббисты подобрали ключик к московским распорядителям финансов. Ключик — это те же деньги. В виде откатов, которые шли с каждого московского транша. Счет шел на десятки миллионов долларов». Принять на веру столь серьезное обвинение, как бы прав­доподобно оно ни выглядело в устах моего собеседника, я, естественно, не мог. Но представить доказательства он не захотел. Можешь, мол, не верить, а доказательства пусть ищет прокурор».

Данная книга И.М.Муртазина, в целях реализации умысла автора на  возбуждения ненависти и вражды по признакам принадлежности к определенной социальной группе с угрозой применения насилия, содержит указания на разрушение экономической системы вследствие ущербного управления или целенаправленных действий властей:

«А если есть хоть толика сомнений в том, что происхождение твоей собственности не то что юридически, а хотя бы морально небезупречно, сохраняется система, в которой сегодня ты владелец заводов, фабрик, пароходов, а завтра — никто и звать тебя никак. Единственная гарантия неприкосновенности экономической собственности в подобной малоцивилизованной системе — власть. Потому что власть и собственность в Татарстане не могут существовать в отрыве друг от друга. Они как сиамские близнецы. Поэтому-то окружение и вынуждает Шаймиева отчаянно цепляться за президентское кресло. И тут уже не до таких пережитков, как сохранение приличий».

«Монополизация экономики ведет к подавлению конкуренции, что в свою очередь истребляет мотивацию работать лучше, с потребителями перестают считаться, качество продукции, товаров, услуг падает, цены, берущиеся с потолка, не формируются в результате конкуренции, а растут по совершенно не эко­номическим законам… Власть назойливо бахвалится, что добилась позитивных результатов, подняло пенсии, зарплаты, пособия. А людям сравнить-то не с чем. Они никогда не узнают, что бы было, если бы власть была другой, возможно, менее алчной и коррумпированной».

«В республике так и не создана система юридического, а главное, общественного признания собственности».

 «А ведь люди, голосуя на референдуме за сохранение СССР, голосовали не в последнюю очередь за сохранение страны как единого экономического пространства. Не сохранили. И именно Татарстан одним из первых начал открещиваться от того, что связывало республику с советским прошлым».

«В общем, никудышным руководителем оказался Равиль Хайруллин, развалил район, довел до ручки».

 «Так что по всему выходит, что правы местные оппозиционеры, взявшие власть в свои руки: «положительные тенденции» района — не более чем миф, основанный на приписках».

 «И место это должно быть не очень симпатично для сознания Минтимера Шаймиева, потому что усилиями власти, а значит и его — президентскими — стараниями, за последние пятнадцать лет Татарстан оказался периферийной республикой с «догоняющей» экономикой».

 «Именно благодаря нефти в республике был построен «африканский» политический режим — со слабыми политическими институтами, запредельным уровнем коррупции, клановостью и патернализмом. Это, пожалуй, не вина Минтимера Шариповича, это его трагедия. Если бы у республики не было нефти, власть была бы вынуждена искать более современную и сбалансированную модель устройства органов управления, стимулирующую развитие частной инициативы, создающую условия для самореализации людей. Как в Европе».

«А в итоге получилось то, что получилось — ни два, ни полтора. Ведь не то что заниматься экономикой, нельзя даже играть в футбол или в шахматы, на ходу меняя правила или без каких-либо правил вообще. В результате шараханий из стороны в сторону Татарстанская модель мягкого вхождения в рынок вылилась в экономическую алхимию, гремучую смесь мифов и самообмана».

«В республике глав администраций районов, «переставших думать» — хоть пруд пруди. И как следствие — тотальная коррумпированность и губительная для республики неэффективность системы управления, ее чудовищный примитивизм и катастрофически низкий интеллектуальный потенциал».

«Вот так вот. Урожайность — вопрос не технологий, не плодородия земли, не погодных условий, а именно нравственности. А с нравственностью у глав администраций районов проблем нет. Они какой угодно урожай «нарисуют». Вынуждены «рисовать». Куда деваться-то, когда «контрольные цифры» устанавливает лично Минтимер Шарипович?».

 «Метрополитен пробил в бюджете города такую брешь, латать которую придется не один год, если не десятилетие. И столько же придется наверстывать упущенное из-за того, что деньги, потраченные на строительство метро, можно было использовать более разумно… Именно с началом строительства метро практически прекратилось финансирование ремонта казанских дорог, и они стали такими, что хуже некуда».

«Но то ли некомпетентность власти, то ли корысть, то ли и то и другое одновременно вытеснили республику и в этой сфере экономики на обочину процесса, загнав в пелетон догоняющих. И догоняющих уже не запад, а более расторопные, и, возможно, менее коррумпированные российские регионы».

«Население проголосовало за сохранение СССР, но руководство Татарстана ко времени проведения референдума уже начало принимать решения, приближающие кончину державы… на Урале остановили эшелоны с продовольствием для Центральной России. Специально остановили и загнали на запасные пути».

 «В сентябре 2000 года состоялся визит Владимира Путина в Японию… Почему к нам на ПМЖ (постоянное место жительства) не едут люди, которыми мы могли бы гордиться?»

 «Казань – не Нижнекамск. Заболтали мы свой суверенитет, заговорили, затерли до дыр. В отличие от той же Прибалтики.» «Даже обласканный властью агропромышленный комплекс держался только до 1997 года… Дойные стада пускались под нож, потому что коров нечем было кормить».

Tags: 282
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Тимановскую приговорят к 7 годам колонии?

    Кристину Тимановскую, оказывается, уволили из белорусского центра олимпийской подготовки. Уволили и уволили, это нормально, имеют право. Но дальше…

  • Дембельский аккорд

    Командировка на Тянь Шань и публикация о кыргызском Клондайке — месторождении золота Кумтор, которое не принесло счастья простым людям, но…

  • Выселенцы

    Подполковника МВД выселяют из квартиры по иску Генпрокуратуры, которая строит коттеджи вокруг его дома. Андрею Дементьеву 42 года. Из них 21…

promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 353
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment