Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

Category:

Как разжигалась рознь 6

В данной книге отмечено формирование И.М.Муртазиным идеи необходимости преобразований:

«Реальность рано или поздно все равно найдет, доберется, схватит за горло бульдожьей хваткой. И хорошо, если только посмеется. А может и проклятья напустить».

 «К тому же все разговоры о стабильности, об инвестиционной привлекательности республики, о повышении благосостояния и уровня жизни граждан не выдерживают не то что серьезной аргументированной критики, со статистическими выкладками, с цифрами и фактами, а даже банальных доводов на уровне кухонных разговоров. О какой экономической стабильности можно говорить, если цены на все растут, как на дрожжах? Нет и в помине и политической стабильности, базирующейся на гармонично развитых общественных институтах. Стабилен только Шаймиев в телевизоре и на страницах газет. В цивилизованных же странах стабильность экономическая базируется на стабильности общественного порядка, стабильности законов и правоприменительной практики. А наша стабильность, увы, имеет привкус стагнации».

«Ахиллесовой пятой ближайшего окружения президента оказалась сама мысль о возможном уходе Шаймиева с поста формального руководителя республики. Эта мысль вызывает у них такие же ощущения, какие испытывает наркоман в состоянии абстиненции, или ломки. Потому что у них нет уверенности в сохранении легитимности своей собственности, после того как их визави покинет Кремль. В республике так и не создана система юридического, а главное, общественного признания собственности».

 «В республике наступил «бюрократический абсолютизм». Определение, введенное Львом Троцким, как нельзя лучше характеризует политический строй Татарстана».

В книге выявлено формирование И.М.Муртазиным активного протеста у читателя вследствие негативной эмоциональной оценки деятельности и личностных характеристик представителей категории «Другие» как социальной группы. И.М.Муртазин, преследуя цель возбуждения ненависти и вражды по признакам принадлежности к определенной социальной группе с угрозой применения насилия, использует следующую стратегию формирования установки на активное оборонительное поведение: закладывает установку на деление мира на две противоборствующие группы, объясняет бедствия и неблагополучия в прошлом, настоящем, будущем деятельностью определенных социальных групп, дает установку на необходимость защиты своих групповых прав, отсутствие каких-либо возможности неоднозначной оценки действий представителей категории «Мы», приводит примеры рекомендуемого поведения, оцениваемые однозначно позитивно. Особый упор воздействия И.М.Муртазиным сделан на молодежь как социальную группу:

«Молодежь выталкивается в другую жизнь. К тем же наркотикам, в сектантские религиозные группы, в криминал. Но есть и другая молодежь, пока не очень многочисленная, молодежь, которая, задумываясь о несправедливости мироустройства, становится более радикальной и непримиримой. И ради торжества идей справедливости готова не разговоры разговаривать, а бузу бузить и совершать сумасбродные, но реальные поступки».

«Нынешнее поколение юных татарстанцев с пеленок приучают к мысли, что Рогатая матерь-олениха убита еще до их рождения и надо жить, смирившись с тем, что тебя окружает. А что делать тем, кто не хочет мириться? Что противопоставить безнадеге духовного вакуума? Эмиграцию? Каждый выбирает свой «Белый пароход». Или вполне реальную, уезжая из республики. Или совсем уж страшную «эмиграцию» — и от себя, и от взрослых, и от жизни. Или внутреннюю — в наркоманию, в религиозные секты, в преступность».

 «В Рыбной Слободе недовольство селян своей жизнью не ограничилось традиционной фигой в кармане, а приняло крайнюю форму протестного голосования против той системы жизнеустройства Татарстана, где между властью и народом не осталось никаких механизмов взаимодействия и практически исчезли каналы для выражения недовольства. В городах люди хоть изредка, но выходят на митинги да пикеты. Акции протеста относительно немногочисленны, из чего власть делает вывод, что люди потому и не выходят на улицу, что слишком довольны своей жизнью. А ведь это тревожный сигнал. Полное отсутствие реакции общества на откровенное пренебрежение интересами людей - это симптом деградации общества».

Умышленное и целенаправленное создание и подкрепление И.М.Муртазиным отрицательной эмоциональной оценки и отрицательной смысловой установки в отношении лиц, выделенных по принципу социальной принадлежности базируются на личных умозаключениях и «предположениях» самого И.М.Муртазина:

«Но Шаймиев не торопился. Его, видимо, пугала неизвестность. Еще бы. Годом раньше даже повышение статуса Татарстана до союзного казалось Минтимеру Шариповичу чересчур смелым шагом, граничащим с авантюризмом».

 «Состояние, в котором находился Минтимер Шарипович в первые дни после путча, видимо, граничило с паникой».

«У Шаймиева шел второй срок. Он не планировал менять конституцию республики и идти на третий срок и уже тогда задумывался о приемнике. Убежден в этом. К тому времени Минтимер Шарипович уже поверил в свою исключительность и непогрешимость, и, видимо, уже готовил себя на роль татарстанского Дэн Сяопина, чтобы, и покинув казанский кремль, еще долго считаться неформальным лидером республики».

А также базируется на ссылках на «молву», «подозрения» и слухи:

«Есть сильные подозрения, что революционные преобразования, проведенные Метшиным, были затеяны не Ильсуром Раисовичем, а в окружении Шаймиева»;

«Злые языки поговаривают, что долготерпимость Шаймиева уходит своими корнями в те годы, когда он еще был молодым премьер-министром ТАССР, а Мингазов, будучи таким же молодым первым секретарем райкома КПСС, отличился организацией досуга «высокого казанского гостя».

«Говорят, в те времена, в лесах, воспетых Габдуллой Тукаем, была знатная охота».

 «Мне рассказали об одном татарстанском министре, который ломал голову над тем, куда бы вложить, где разместить несколько десятков миллионов долларов».

«Хотя у меня есть серьезные подозрения, что основным средством повышения урожайности стали перо да бумага».

 «Но есть сильные подозрения, что цифры эти липовые».

Формирование убежденности читателя в достоверности данных, высказываемых И.М.Муртазиным в том числе и в форме предположений, происходит за счет цитирования авторитетных лиц, ссылок на статистические данные, демонстрации принадлежности в прошлом к структурам власти и осведомленности о личной жизни представителей власти, демонстрации осведомленности о кадровых изменениях и особенностях взаимодействия во властных структурах, возможности доступа к закрытой информации:

«Слукавил Минтимер Шарипович! …Знаю об этом не понаслышке».

«…прижизненных честных и отстранено-объективных жизнеописателей правителей много не бывает. Куда больше полотеров коридоров власти. Был среди них и я, когда вернулся в Казань».

 «И душу свербит н­преодолимое желание высказаться. Высказаться именно о том, что считаю необходимым, и высказаться именно так, как считаю необходимым. Не в поисках понимания, не в надежде на сочувствие и прощение за то, что три года возглавляя пресс-центр президента Татарстана, фактически я и сам был ретушером реальности. А просто потому, что не хочется держать в себе то, что свербит и не дает покоя. Возможно, это покаяние. Возможно, несвоевременное».

 «Но, как любил приговаривать сам Минтимер Шарипович, «переживем и это»».

 «Мне не раз довелось быть участником совещаний по реализации программы ликвидации трущоб, которые проводил президент».

И.М.Муртазин, преследуя цель возбуждения ненависти и вражды по признакам принадлежности к определенной социальной группе с угрозой применения насилия, в своей книге категорию «Другие» выделяет из социального целого на основе социальной принадлежности и характеризует как стабильную общность людей, связанных системой отношений, обладающую определенными общими ценностями и отделенной от категории «Мы», определенным принципом обособления. Категория «Другие» выделяется как носитель властных свойств и устремлений, как субъект силы и влияния, способного негативно воздействовать на категорию «Мы» для достижения собственных корыстных целей и социально-групповых интересов, противопоставляемых интересам категории «Мы».

Целью книги И.М.Муртазина является разрушение позитивного образа М.Ш.Шаймиева как политического лидера и личности, формирование негативной установки у читателя при восприятии деятельности М.Ш.Шаймиева, возбуждение ненависти и вражды по признакам принадлежности к определенной социальной группе с угрозой применения насилия. В книге имеет место перенос негативных характеристик и пороков М.Ш.Шаймиева как отдельного представителя на всю социальную группу.



Tags: 282
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo irek_murtazin июль 28, 2014 17:01 353
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Recent Posts from This Journal