Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

Categories:

«Шаймиев против Муртазина». Допрос потерпевщего.

Поскольку в приговор включен практически полностью допрос потерпевшего от 10 августа 2009, надо, наверное, выложить, протокол допроса Минтимера Шаймиева.

Дело № 1-376/09. ПРОТОКОЛ допроса потерпевшего.

Шаймиев Минтимер Шарипович, 20.01.1937 года рождения, уроженец Актанышского района РТ, образование высшее, женат, адрес: г. Казань, Кремль, президент Республики Татарстан.

Потерпевший предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307,308 УК РФ.

Подписка отобрана.

Государственный обвинитель: расскажите об известных Вам обстоятельствах по данному уголовному делу.

Потерпевший: я понимаю, что пределы допустимой критики, в отношении политиков, руководителей более широкие, чем в отношении частных лиц, поэтому, я всегда проявляю терпимость к критике, в силу своей деятельности, особенно если она конструктивна. Но когда человек, кем бы он ни был, распространяет неправдоподобные измышления, это уже не критика, это уже гнусная ложь, клевета, затрагивающие не только мои чувства, но и чувства моих близких. Я стою жив, здоров. Через интернет подсудимый И. Муртазин распространяет слухи о моей смерти и в суде я должен доказывать, что я жив.

Или взять книгу «Минтимер Шаймиев. Последний президент Татарстана», содержание и тон книги носит явно оскорбительный характер. Цель книги – унизить и дискредитировать меня и мое окружение в глазах всей общественности. Аналогичное его выступление такого же содержания в других СМИ, все это подтолкнуло меня обратиться сначала устно, а затем 01.12.2008 года с письменным заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении подсудимого, сидящего здесь.

В ходе следствия мои мотивы возбуждения уголовного дела подтвердились. Я знаком с материалам уголовного дела, а также с заключениями психолого-лингвистических экспертиз. Выводы экспертов подтверждают возбуждение подсудимым вражды и ненависти и унижения человеческого достоинства по принадлежности к социальной группе. Учитывая что И.Муртазин самолично разместил в своем блоге известие о моей смерти, сам написал клеветническую книгу, получается, что он сам соорудил себе уголовное дело с неопровержимыми фактами обвинения. «Что написано пером, не вырубишь топором».

В тоже время, как пострадавшая сторона, хочу более конкретизировать и внести ясность на отдельные моменты. После ознакомления с книгой я не стал обращаться с заявлением о возбуждении уголовного дела или с иском в суд о защите чести и достоинства, считая, что это ниже моего достоинства.

Книга, не оказалась, как рассчитывал автор, настолько резонансной. Видимо, не удовлетворившись, он пошел дальше. Как еще громче заявить о себе и унизить меня. Когда во время отдыха в г. Кемере, я узнал, что бывший руководитель пресс-центра И. Муртазин разместил в сети-интернет сообщение о моей смерти, я решил, что это не должно остаться безнаказанным. Называть живого мертвым это невиданный беспредел. Существуют нравственные границы, которые нельзя переходить ни при каких обстоятельствах. Каждый пишущий человек, должен убедиться в правдивости, прежде чем написать, в этом случае, никаких официальных сообщений не было, тем более, И. Муртазин, проработав, пресс-секретарем 3 года, прекрасно знает, как это должно происходить и как это бывает. Он распространил ложные слухи, и ждал, когда же и кто их подтвердит. Это называется «выдать желаемое за действительное».

После такого сообщения, если бы он успокоился, одно дело, но он продолжал писать: «если в понедельник 22.09.08г. Минтимер Шарипович не появиться на публике? Что будут говорить, те, кто утверждает, что Президент плавает?», он продолжал нагнетать обстановку, пишет дальше: «5 дней до конца отпуска Минтимер Шариповича. Хороший город Мюльхайм-на-Руре. Тихий, уютный. Уж не там ли он сейчас Минтимер Шарипович?», как можно предполагать, как можно информировать общественность, не зная об этом наверняка, это прямое вмешательство в личную жизнь. Я не был в этом городе. Все знают, что я отдыхал от начала до конца в Турции. Он неоднократно «отправляет» меня в этот город, это также прошло безнаказанно.

Еще 07.03.2007 года он в своем блоге, заявил, что я нахожусь не на отдыхе в Карловых Варах, а улетел в Германию в город Мюльхайм-на-Руре. Хотя я отдыхал в это время в Карловых Варах.

В то время СМИ получили достаточную информацию, те, кто действительно, хотел убедиться в происходящем, те кто был заинтересован правда ли это. Они это сделали. Совершенно незнакомые журналисты 25.09.08г. приехали из Лайф.ру попросили дать интервью, попросили встретиться, я дал интервью. После того, как они меня увидели, поговорили, выразили презрение к автору, с пожеланием, продолжить отдых, уехали.

Даже после того, как эти журналисты разместили мою фотографию и материал, И.Муртазин заявил, что это все сомнительно, что я слишком легко одет. Как я должен был быть одет в сентябре месяце в Кемере, я был на отдыхе, был одет соответственно.

В эти дни в г. Анталии, проходила международная адвокатская конференция, в нашем отеле пребывали известные всем в нашей стране адвокаты Семеняко и Г. Резник. Я общался с ними. Обедал я со всеми отдыхающими вместе, со всеми общался, бывал на всех мероприятиях, изоляции никакой не было.

12.09.08 г. там же отдыхала президент адвокатской палаты РТ Дмитриевская Л.М. с супругом, мы также с ней общались.

Думаю, что каждому понятно, что И.Муртазин умышленно распространил эту ложь. Я в то время хорошо себя чувствовал. Все это он распространял в своем блоге, как факт, как истинное событие, при этом сам себя убеждая. Если бы Муртазин И.М. хотел убедиться, если он, действительно, узнал от других источников, он бы прилетел в г. Кемер. Но он не прилетел, потому что он знал, что это его ложь.

Это я объясняю, особенностями личности подсудимого, и его жизненной ситуацией, хотя она у него не плохая. Его стремление – унизить меня, в глазах окружающих как политика и как личность есть отражение его внутренних психологических конфликтов. Люди с завышенной самооценкой, болезненно-амбициозные, как правило, находят врага на стороне.

Когда Муртазин И.М. работал пресс-секретарем, я замечал его амбиции, самолюбие, болезненную реакцию на критику и замечание, переоценку своей личности. Я думал, человек молодой, со временем пройдет. Но со временем это только усугубилось. Сколько раз проигрывал Муртазин И. выборы: выборы мэра, и выборы в Государственный Совет, всегда он обвинял кого-то в этом.

Если бы Муртазин И.М. верил в то, что написал, он бы пошел с этой книгой к избирателям, но он не пошел с ней, потому, что он знал, что в этом случае, он не получит ни одного голоса избирателя, и он пошел с книгой «Пепел Афгана». Участники боевых действий в Афганистане очень резко высказались об этой книге. Он пишет в этой книге, что у него есть боевые друзья, но боевые друзья, это те, с кем ты вместе воевал, а Ирек Муртазин не воевал, и это было воспринято ими как оскорбление. Много погибло ребят. Играть на их чувствах, это неправильно.

Книга «Минтимер Шаймиев. Последний президент Татарстана» написана в грубой, хамской, издевательской форме. В своем сообщении о моей смерти он пишет: «потому что, если это правда, то начнется такая свара, такая нешуточная борьба, за то, чтобы занять освободившееся кресло, что чубы у холопов будут трещать и вдоль и поперек». Сколько злобы ненависти к людям, с которым он работал, а сколько горя пришлось испытать моим близким, после появления сообщения о моей смерти, пока они не узнали правду.

После этого известия также пошли падения акций Татнефть, это было сигналом инвесторам, это было естественно. Эксперты-психологи правильно указали в своем заключении, что Муртазин сочиняет это, чтобы самоутвердиться. Я могу объяснить это помутнением разума, потоки грязи и клеветы изливаются со страниц этой книги.

Вся информация в книге отрицательная, она подается в форме утверждения, хотя в нашей работе можно, действительно, найти немало недостатков, а мы потому и работаем, тем более в условиях переходного периода, изменения устоев общества, перехода экономики, можно при желании найти очень много, но это не личностно. Все, что написано в книге – это вымысел, а факты упрямая вещь, и они говорят сами за себя.

Муртазин И.М. пишет: «Шаймиев слишком долго находился у власти, и него было предостаточно времени, чтобы насовершать ошибки, которые со временем вполне могут быть названы и преступлениями». Он заранее считает меня преступником. Это очередное, наглое, полностью голословное утверждение. Никаких действий, которые со временем могут быть признаны преступлением, я не совершал, тем более что я работаю ни один год.

В книге много клеветнических утверждений, что в Татарстане создана коррумпированная система, что Республика влезла в колею коррупции и вседозволенности. К сожалению, перемены, которые происходят в обществе, поразили все общество, все сферы, об этом открыто говорит и президент РФ, наша задача - поправить положение. В такие эпохи перемен, ни одно общество не могло избежать этих процессов, самое главное пройти это с меньшими издержками. Все мы прилагаем усилия, чтобы это именно так и происходило. Татарстан первый в РФ принял закон «О борьбе с коррупцией», пригласив независимых экспертов, как Григория Саттарова, человека, посвятившего себя борьбе с коррупцией. Будучи оппозиционным политиком он вносит конструктивный вклад. Что и должна делать нормальная оппозиция. Мы привлекли все силы. Если у Муртазина И.М. есть конкретные претензии по коррумпированности Шаймиева М.Ш., я готов отвечать перед судом.

Также Муртазин И.М. обвиняет меня в злоупотреблении служебным положением, он пишет: «приписки в сельском хозяйстве стали тотальными, урожайность вопрос не технологий, не плодородия земли и непогодных условий, а именно нравственности». Это надо быть дилетантом, чтобы так писать. Нравственность всегда должна присутствовать. «А с нравственностью у глав администраций районов проблем нет», пишет он. Как можно обвинять всех глав администрации, всю власть, избранную народом. Это вызов. «Они какой угодно урожай нарисуют, вынуждены рисовать, куда деваться, если контрольную цифру устанавливает лично М. Шаймиев», если есть у Муртазин факты, что Шаймиев устанавливает контрольные цифры, я согласен отвечать, но с голословным утверждением я также не согласен. Я выезжаю на поля, публично даю оценку, что происходит, какая урожайность предположительно может быть в этом году, опираясь на свой опыт и опыт специалистов. Я человек, который в 1972, 1975, 1981, 1998 годах видел засуху, знаю, что это такое, знаю чем это может обернуться. Чтобы так утверждать, надо же сперва убедиться, смотреть вперед. Республика Татарстан реализует 8 % товарной продукции молока в России. По этапным итогам реализации приоритетного национального проекта развития АПК Татарстан занял 1-е место.

Серьезное обвинение он предъявляет, что я перестал быть гарантом Конституции РТ. Муртазин пишет: «какое гарантирование чего бы то ни было можно ждать от человека, который положа руку на основной закон уже четырежды приносил клятву верности народу и этому документу, но несметное количество раз с легкостью шел на перелицовку Конституции, подгоняя ее под конкретную ситуацию».

Вот так подать материал для читателя, человек несведущий должен задуматься, но люди знающие, понимают, что у нас шел процесс, приведения в соответствие Конституции РТ с Конституцией РФ, по требованию прокуратуры РФ, изменения не могли не быть. За все время, я внес предложение о внесении изменений в Конституцию РТ лишь один раз, остальные изменения вносились президиумом или комиссиями Государственного Совета, большинство изменений вносились в период работы И.Муртазина пресс-секретарем.

Муртазин И.М. обвинил меня и власть в наркотизации, в алкоголизации населения, пишет «алкоголизация, наркотизация населения, в том числе молодежи выгодно власти», это тяжкое обвинение, гнусная клевета. Ни одна власть, ни в какие времена не могла себе такое позволить. Это прямое противопоставление власти и населения. К сожалению, книга пронизана подобным содержанием.

Когда он говорит «мы», для него это добро, а вот «другие» это зло.

Когда он проиграл выборы в мэры, он хвалился, что у него есть несколько названий книги, которую он пишет о Метшине: «Мэровцы», «Мерзавцы», если Путин «путинцы», если Медведев «медведевцы». Это значит власть у него отделена от народа. Это уже выходит за рамки обвинения только меня, татарстанской власти, он бросает тень вообще на власть. Без власти общества не бывает. Вопрос в том, как устроена власть.

Так ведь можно обвинения бросать на всех руководителей органов местного самоуправления, их 999 у нас в республике, это вчерашние врачи, учителя, руководители хозяйств, это уже клевета.

Хотя И.Муртазин знает, что мы уже две программы сделали по уменьшению влияния или борьбы с наркотиками. На днях на заседании Совета безопасности в г. Перми, я очередной раз выступил, отстаивая свое мнение, что необходимо проводить тесты для старшеклассников, студентов, молодежи и отдельных профессий.

Действительно, наркотики проникают в страну. Половина наркотиков, по данным Совета Безопасности, производимых в Афганистане, оседают в РФ, а РТ находится в коридоре, тем более наркодилеры работают в регионах, где выше качество жизни.

На днях создана специальная компания, чтобы усилить контроль государства за выпуском алкоголя. Как можно говорить, что это нам выгодно.

«Самое тяжкое обвинение это то, что я являюсь одним из виновников развязывания войны в Чечне. Я много усилий прилагал, чтобы урегулировать это вопрос, много бесед было проведено с Ельциным Б.Н. на эту тему. И это говорит человек, который организовал и вел скандально известную передачу о событиях в «Норд Ост», назвав террористов «борцами за свободу». Когда говорится что, договор не сыграл свою роль, или обвинять, что Шаймиев М.Ш. принуждал Ельцина Б.Н. подписать договор, выкручивал руки, это он говорит о слабом президенте Татарстана, хотя я не считаю что так было.

Когда Аслан Масхадов приезжал к нам в Республику, он говорил: «нам бы такой договор, почему мы не смогли выйти на такой договор, мы бы смогли уйти от войны».

Муртазин И.М. в своей книге позволяет недопустимые выражения, сравнивая меня, с дьяволом, фонариком, охарактеризовал меня как лжеца, человека способного на измену и как нерешительного политика. Это на его совести.

Обвинение полностью поддерживаю.

Этой книги могло и не быть. Вместо этой книги могла бы появиться хвалебная ода о Шаймиеве. Когда Муртазин И.М. работал корреспондентом ГТРК, он пришел в приемную моего сына, просился на работу. Мой сын отказал, Муртазин И.М. уходя, сказал: «вы меня еще узнаете и вспомните», это была угроза, шантаж.

В народе говорят: «клеветник своей подлостью велик». У татар это говорят «кабахат», в Библии написано, что клеветники живут в обществе, чтобы производить гнусность.

Таким образом, очевидно, что сведение о моей смерти, размещенное в сети Интернет 12.09.2008 года является продолжением той гнусности и грязи, который произвел Ирек Муртазин на страницах своей книги.

Я полагаю, что текст размещенный в сети Интернет, необходимо рассматривать в тесном единстве и в совокупности с текстом книги. Лживые утверждения Муртазина безусловно порочат мою честь и достоинство, подрывают репутацию как личности, политического деятеля, и руководителя Республики Татарстан. Прошу Суд строгого и справедливого наказания подсудимому. Статья 21 Конституции РФ, 32 Конституции РТ гласят: «достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» (…).

Государственный обвинитель: известны ли Вам причины увольнения Муртазина И.М. с должности руководителя ГТРК «Татарстан»?

Потерпевший: как Муртазин И.М. туда пришел, началась настоящая война. Он человек, не имеющий опыт работы с людьми до этого. Видимо, хотел построить работу как следует – такое стремление у всех бывает, но в жизни это к сожалению, не всегда получается. В коллективе начался конфликт, я неоднократно слышал об этом. Когда он говорит, я уже и до этого хотел уходить, там уже оказалось положение нестерпимое для него, считаю это имело место, но то, что случилось в передаче про Норд-Ост, это ускорило процесс.

Государственный обвинитель: Вы передачу видели?

Потерпевший: Да, видел. Это же был прямой эфир на телевидении. Там сидел Хакимов, как я помню….

Государственный обвинитель: согласно обвинению, информация «пришла страшная весть…» была размещена в блоге «irek-murtazin» 12.09.2008 г. в 15.00 часов. Когда Вам стало известно об этом?

Потерпевший: Там по времени несколько минут, или час. Ребята как-то меня не беспокоили, не сообщали, за что я их потом отругал.

Государственный обвинитель: Сыновья?

Потерпевший: Нет, сыновей со мной не было. Охрана моя.

Государственный обвинитель: Примерно через час?

Потерпевший: Где-то так. Потом уже и родные стали звонить, кто плачет, кто как… понять можно. Не дай бог каждому из нас не проходить через это. Понятие президент – это, наверное, одно. Но есть еще и человек, родные и близкие, сыновья есть, внуки, внучки. Я позвонил Кафилю Фахразиевичу, я сказал, что это такое, как задевается моя честь, достоинство, тем более я президент республики. Потом я переговорил с Киршиным. Он так же, как мне показалось, говорил, что беспрецедентный случай. Потом, наверное, это числа 17 сентября. Потому что 1 декабря уже еще раз осмыслил, еще раз более внимательно посмотрел книгу, написал письменное заявление.

Государственный обвинитель: в ходе предыдущих судебных заседаний, подсудимым заявлялось, что Вы эту книгу читали и раньше, до того как была размещена информация о смерти. Вы читали эту книгу или отрывки из книги раньше?

Потерпевший: Я прочитал. Это было бы неправильно, если бы я не поинтересовался книгой, которая написана про меня.

Я не придал значения этой книге, не пошел тогда дальше. Но после того, как появилось сообщение о моей смерти, перед тем как подать заявление, изучил книгу повнимательнее.

Государственный обвинитель: органами предварительного следствия, Муртазину И.М. предъявлено обвинение в нарушении неприкосновенности Вашей частной жизни, публикации сведений о Вашем здоровье, отношении к религии, обстоятельств поступления в ВУЗ, отношение к метро, гастрономических предпочтений. Давали ли Вы подсудимому согласие на распространение этих сведений, хотели ли Вы, чтобы эта информация стала известна широкому кругу людей?

Потерпевший: в тех книгах, которые до этого издавались, я очень подробно рассказывал о своей личной жизни, но в книге Муртазина много привнесено без моего согласия. Например, он говорит, что моего отца не посадили в тюрьму, то что я рассказывал, это легенда. Муртазин пишет, что отца Шафикова посадили, а отца Шаймиева М.Ш. – нет. Пишет, что так быть не может. Я сказал, что отца уберегло то обстоятельство, что в нашем хозяйстве был хороший урожай.

Муртазин писал, что я подпольно изучал «Коран». Но это неправда, так как у нас не было дома «Корана», возможности изучать не было. Раз этого не было, я не мог сказать, что это было. Уразу также нет возможности держать, а Муртазин И.М. пишет, что я держу Уразу, но скрываю это. Если бы Муртазину И.М. действительно были бы известны факты моей личной жизни, представляю, как это им могло быть описано. Муртазину И.М. нечего было писать обо мне, у него не было никаких фактов.

Государственный обвинитель: как оцениваете высказывание Муртазина И.М. в книге, в сети Интернет, в газетах, что лица, занимающие ответственные посты, в исполнительных, законодательных органах власти Республики противостоят населению, разрушают экономическую систему, вследствие ущербного правления, что властные структуры коррумпированы, нарушают законы, способствуют наркотизации, алкоголизации населения, выталкивание в сектантские религиозные группы, преступность, совершают действия преступного характера, об их правовом нигилизме?

Потерпевший: я уже об этом говорил. Это такие выражения, которые можно писать, если ненавидишь власть. В свободном обществе, есть конституционное право человека на свободное вероисповедание, появляются такие организации, если они законны. Если они незаконны, для этого есть правоохранительные органы. (…)

Представитель потерпевшего: Муртазин И.М. обвиняется, что он в сети Интернет, книге, без Вашего согласия распространил сведения, составляющие семейную тайну. В частности «5 дней до окончания отпуска М.Ш., хороший город Мюльхайм-на-Руре, тихий, уютный, а медицинская клиника в городе одна из лучших в Европе. Уж не там ли сейчас Минтимер Шарипович». Как Вы воспринимаете эту информацию?

Потерпевший: я считаю эта клевета, потому что я там не был, я не был в этом городе. Более того, Муртазин И.М. говорит часто о моем здоровье, но он не говорит, что мы с ним ходили по горам в Карловых Варах. Муртазин был там, однако об этом не говорит. Считаю, он должен был проверять информацию, прежде чем ее опубликовывать.

Представитель потерпевшего: текст обвинения звучит так: «на самом деле личное отношение Минтимера Шариповича к религии со времен познеровской программы, конечно, изменилось, но не радикально. Он не стал делиться откровениями о том, как долгие годы подпольно изучал «Коран», не начал под прицелами телекамер изображать совершение намаза молитвой, не стал по секрету рассказывать журналистам, что держит уразу». Рассказывали ли Вы когда-нибудь Муртазину И.М. что Вы подпольно изучали «Коран», что держите уразу, другие моменты, связанные с Вашим отношением к религии?

Потерпевший: я уже ответил на этот вопрос, я «Коран» не изучал, у меня не было такой возможности, уразу не держу. Что касается передачи Познера и меняется ли мировоззрение, я должен сказать, что с возрастом мировоззрение человека меняется, это больше связано с философией бытия. Я же не могу делать вид, что совершаю Намаз, я не привык обманывать себя. Вера- это дело каждого человека, это индивидуально. Я один раз присутствовал при открытии мечети Кул Шариф.

Представитель потерпевшего: Муртазин пишет: «Да и сам Шаймиев поступил в казанский Сельскохозяйственный институт, чудом получив проходную оценку за сочинение. Минтимер Шарипович любил вспоминать о том, как он, не рассчитывая на то, что не сможет сдать экзамен, заранее написал несколько вариантов сочинений и выучил их наизусть. Юному Шаймиеву М.Р. повезло, «домашняя заготовка» сработала. Среди предложенных тем, оказалась и заранее вызубренная тема «Образ Русской женщины в произведениях Некрасова», несмотря на то, что абитуриент Шаймиев М.Ш. сделал 7 грамматических ошибок, экзаменационная комиссия поставила ему «тройку» и этого хватило, чтобы стать студентом». Соответствует ли это сообщение действительности? Рассказывали ли Вы об этом Муртазину И.М.? Являются ли эти сведения Вашей личной, семейной тайной?

Потерпевший: как я поступал в институт, об этом очень много написано везде. Но в данном случае, автор очень много прибавил от себя. Сколько я сделал ошибок при написании сочинения, я даже сам не помню.

Я учился очень неплохо. Экзамен нужно было сдавать на русском языке. Поэтому мы, выучивали различные темы сочинений. Тема моего сочинения была «Образ Олега Кошевого». Грамматику я знал хорошо. Мы сдавали экзамен по грамматике и экзамен по русскому языку (литературе). Во время сдачи экзамена по грамматике, я смог ответить на вопрос, который был задан парню, сдававшего экзамен передо мной. Мне поставили пять. Был большой конкурс. Из двадцати пяти возможных баллов, я набрал двадцать три. По трем предметам мне поставили «отлично», по двум «хорошо».

Вся книга пронизана ложью и попытками принижения моего достоинства.

Представитель потерпевшего: еще одна выдержка: «Минтимер Шарипович любил рассказывать, как в молодости приезжая в Москву, ездил в метро. У него загорались глаза, чувствовалось, что это были чрезвычайно светлые, доставляющие удовольствие воспоминания, как воспоминания о пряниках, которые были недоступной мечтой в его детстве, а потому и в старости остались любимым лакомством». Соответствует ли это сообщение действительности? Рассказывали ли Вы об этом Муртазину И.М.? составляет ли это сообщение Вашу личную или семейную тайну?

Потерпевший: о пряниках я много раз рассказывал, в детстве мы на всех покупали пряники за 3 рубля 60 копеек, делились. Это везде было написано. Возможно, я Муртазину И.М., рассказывал про метро. Однако, Муртазин пишет не для того, чтобы рассказать о моем восхищении метро, он пишет, что «строительство метро у горожан вызывает изжогу». Как можно такое написать. Мы с таким трудом, с такими затратами строим метро.

Муртазин упрекает меня в отношении программы ликвидации ветхого жилья, сколько затронуто исторических памятников. Я знаю об этом, многое удалось сохранить. Я не думаю, что когда И. Муртазин пошел баллотироваться в Государственный Совет, именно в те квартала, где живут люди, которые переехали из бараков, не думаю, чтобы он говорил им, что это плохая программа. Это программа, не имеющая аналогов в стране. Этим все восхищаются.

Представитель потерпевшего: Муртазин много пишет о представителях власти, о представителях региональной власти. Как Вы думаете, представители региональной власти могут составлять отдельную социальную группу?

Потерпевший: я думаю, это есть социальная группа. Народ устанавливает над собой власть. Однако противопоставлять власть населению – это призыв к социальной розни. Как можно называть мэровцев – мерзавцы. Без власти как можно жить? (…)


Tags: «Шаймиев против Муртазина»
Subscribe
promo irek_murtazin july 28, 2014 17:01 338
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments