Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

Category:

Ручное управление экспертизой

Уголовное дело в отношении Артемия Троицкого благополучно развалилось. «Причина - в суд поступили данные лингвистической экспертизы высказываний Троицкого (…). Специалисты отдела культуры русской речи Института русского языка имени Виноградова пришли к выводу, что оскорблений в адрес Хованского в высказываниях Троицкого нет: «В тех фрагментах выступления Троицкого, в котором речь идет о Хованском, отсутствует нецензурная, бранная, грубая или неприличная лексика». (http://novayagazeta.livejournal.com/374223.html).

СМИ наперебой цитируют эксперта. Восторгаются, чуть ли не героизмом отважной Оксаны Грунченко, нашедшей в себе мужество дать справедливое экспертное заключение.

Не стоит преувеличивать мужество и героизм Оксаны Михайловны. У меня нет никаких сомнений, что наше экспертное сообщество работает в режиме ручного управления. И штампует именно такие экспертные заключения, на какие получает заказ.

Где-то наверху, похоже, вовремя сообразили, что даже самый мягкий, но обвинительный приговор Артемию Троицкому может иметь очень серьезные последствия, в виде рождения тренда, что если судимость есть даже у такого человека, как Артемий Троицкий, то в России не прилично быть не судимым,.

Почему я в этом уверен? Потому что именно Оксана Грунченко ровно два года назад сыграла очень важную роль в том, что меня приговорили к 1 году 9 месяцам лишения свободы «за разжигание социальной розни по отношению к социальной группе «представители региональной власти».

Вот выдержки из протокола судебного заседания Кировского районного суда Казани от 5 октября 2009 года в ходе которого была допрошена Оксана Михайловна Грунченко  (07.05.1971 года рождения, уроженка г. Орел, не замужем, адрес регистрации и проживания: г. Москва, ул. ХХХХХХХХ дом ХХ, кв.ХХ, работает: Российская Академия Наук, Институт русского языка имени Виноградова РАН, ранее не судима).

Представитель потерпевшего (Минтимера Шаймиева): У Вас есть опыт экспертной работы?

Специалист (Оксана Грунченоко): да, у меня есть опыт экспертной работы (…).  В тех случаях, когда я прямо назначалась судом в качестве эксперта по какому-либо делу, либо экспертным советом института избиралась для предоставления лингвистического исследования экспертизы по какому-либо делу, я выступала в качестве лингвиста – эксперта, в частности такого рода экспертизы мы проводили по определениям, постановления Московских следственных органов, прокуратуры г. Москвы, прокуратуры Московской области, ФСБ по г. Брянску, Брянской области, опыт такого рода деятельности у меня имеется (…).

Представитель потерпевшего: я Вам передавала книгу И.Муртазина «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана» и распечатки текстов из его (Муртазина) блогов. Идет ли в этих текстах речь о социальных группах, если да, то о каких именно?

Специалист: (…) одним из известных терминов «социальная группа» является определение данное социологом Мортеном, -  совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют, осознают свою принадлежность к группе и считаются ее членами с точки зрения других людей(…).

Представитель потерпевшего: в представленном Вам мной материале, о какой социальной группе речь ведет автор?

Специалист: в этих материалах упоминается социальная группа, которая может быть определена как региональная власть, власть РТ. В разных контекстах могут использоваться конкретизаторы, которые так или иначе уточняют это определение.

Представитель потерпевшего: О социальной группе – региональная власть Татарстана, речь идет?

Специалист: да, во всех материалах, которые мне были предоставлены об этой социальной группе речь идет.

Представитель потерпевшего: Автор этой социальной группе, как представителям региональной власти приписывает негативные характеристики?

Подсудимый (Ирек Муртазин): возражаю, данный вопрос не входит в компетенцию данного специалиста, в его обязанности входит установить, выяснить, а не давать оценки, мы допрашиваем специалиста, а не эксперта.

Председательствующим возражения не приняты.

Специалист: (…) …негативными характеристиками являются оценочные характеристики, когда говорим, не о совершении человеком действия, а когда говорим, что он подлый, непорядочный, вороватый, лживый, понятно эти характеристики, они могут быть мотивированы конкретными действиями, сложно по самой характеристике заключить, что человек сделал, когда мы говорим плохой, в каком отношении плохой уточнить нельзя. Существуют еще оскорбительные характеристики, которые передаются либо с использование бранной лексики, либо с использованием определенных метафор, абсценной лексики, т.е. мата, все способы передачи негативной информации существуют и реализуются в текстах, которые приходится анализировать. В конкретном случае мы обнаружили негативные характеристики о социальной группе – представителей власти, в ряде контекстов, реализовались эти негативные характеристики, как через обвинение в адрес властей, в совершении негативно оцениваемых действий, т.е. обвинение именно в том, что нарушают нормы морали или закона. (…). Утверждение о том, что региональная власть коррумпирована, что им присуща коррупция, обнаружены были в ряде конкретных фрагментов книги, которая была представлена для исследования.

Например, фрагмент «А реальная борьба с коррупцией означала бы борьбу власти с самим собой. Истребление «своих». А «своих» в республике не сдают» (стр. 57), в данном фрагменте речь идет, что осуществление борьбы с коррупцией невозможно, поскольку власти присуще это свойство, она совершает эти действия. Поскольку дальше идет конкретизация «в республике», можно заключить, что речь идет о республике Татарстан, если привлечь более широкий контекст, понятно, что речь идет именно об этой республике. Таким образом, обнаруживается скрытое утверждение, что власти присуща коррупция, поэтому она с ней не борется.

«А у нас же за пятнадцать лет усиление властной номенклатуры привело к тотальной коррумпированности чиновничества» (стр. 220) (…). В данном фрагменте существенным является не только упоминание о негативном оцениваемом действии, свойствах, но и то обстоятельство, что коррумпированность чиновничества названа тотальной. Слово «тотальная» толкуется в толковых словарях, как  всеобщая, всеобъемлющая. Таким образом свойство коррумпированности приписывается все без исключения представителям чиновничества.

«В обществе, пронизанном коррупцией настолько, что власть уже не может делать вид, что ее нет и вынуждена имитировать борьбу с нею, лозунги наподобие «Мы можем!» не претендуют на национальную идею…». В данном случае речь идет, что общество пронизано коррупцией, власть вынуждена имитировать борьбу с нею, таким образом, это фрагмент перекликается по смыслу с фрагментом  «А реальная борьба с коррупцией означала бы борьбу власти с самим собой. Истребление «своих». А «своих» в республике не сдают». В данном случае также характеризуется степень проявления коррупции, «общество пронизано коррупцией настолько, что бороться с ней невозможно», т.е. это придаточная степень.

Следующий фрагмент (стр. 55-56), «именно татарстанская модель «демократии» стала основой бюрократического беспредела, благодаря которой республика влезла в колею коррупции и вседозволенности. Колею, в которой богатеют только богатые, а бедные становятся еще беднее». В данном случае отнесенность информации о коррупции, и к бюрократам, точно также как в вышеприведенном фрагменте говорится «общество пронизано коррупцией» поддерживается понятием бюрократический беспредел, т.е. беспредел, который имеет место в сфере, которую принято называть бюрократической.

Когда мы говорим, что «республика влезла в колею коррупции» имеем в виду Татарстан. В данном случае также эта информация относится ко всей группе в целом, т.е. «республика влезла в колею коррупции и вседозволенности. Колею, в которой богатеют только богатые, а бедные становятся еще беднее»,  достаточно категоричное суждение (…).

Стр. 159: «именно благодаря нефти в республике был построен «африканский» политический режим – со слабыми политическим инструментами, запредельным уровнем коррупции, клановостью и патернализмом», в данном случае речь идет о политическом режиме, т.е. к негативной характеристики в первую очередь относится к той части власти,  которая связана с политикой. «Запредельный» уровень коррупции указывает на высокую степень проявления этого признака.

«Власть назойливо бахвалится что добилась позитивных результатов…менее алчной и коррумпированной», в последнем предложении  содержится скрытое утверждение о том, что власть, ныне существующая, с которой сравнивается гипотетически возможное, в каких-то возможных ситуациях, и при этом возможное, оценивается как менее алчное, коррумпированное, а ныне существующая - однозначно как алчное и коррумпированное.  При этом прилагательное «коррумпированный», относительное прилагательное, указывает на то, что характеризуемый объект должен совершать действия, которые называются коррупцией, обладает свойствами коррумпированности. Таким образом последовательно, применительно к власти, используется прилагательное, существительное, с одним и тем же корнем, которое однозначно указывает на негативную информацию и эта информация относится ко всем представителям власти.

Борьба с коррупцией является имитацией, а в свою очередь сложившая ситуация, приводит к негативным последствиям для жителей республики Татарстан.(…)

Помимо утверждений, помимо оценок, приводятся и оскорбительные характеристики, которые связаны с употреблением либо сравнений, умоляющих ценность личностных качеств, которыми обладают те или иные конкретные представители власти,   или власти в целом, использование жаргонных средств, использование зоосемантических метафор,  сравнение с идеозными личностями, преступниками, иными личностями, ведущими аморальный, антиобщественный образ жизни, использование авторских новообразований брани – все это является способом передачи негативных характеристик власти и представителей власти (…).

Кроме того, в блогах, есть риторические вопросы «Мальчики по вызову в погонах…..»: «бандиты то так и поступали как бандиты…И чем тогда бандиты отличаются от мэра и его команды?» в конце используется риторический вопрос, т.е. вопрос, на которые не требуется давать ответ, и следует, что бандиты ничем не отличаются от мэра и его команды, соответственно мэр и его команда ничем не отличаются от бандитов, такая информация является крайне негативной информацией о мэре и неназванных лицах из его команды.

Есть сравнение с преступниками и проститутками, например пост из блога: «бляди порядочнее ментов?», «Казанскую городскую Думу превратили в ОПГ».

Сравнение с какими-то образами однозначно негативно оцениваемыми, использование жаргонных лексических средств, использование зоосемантических метафор, сравнение с лицами, которые ведут антиобщественный образ жизни, с бандитами, преступниками, с ОПГ все оскорбительные характеристики являются таковыми, с точки зрения, специалиста в экспертном деле Бельчикова, который изложил свою квалификацию оскорбительной лексики, лексики, которая передает семантику оскорбления. Я опираюсь на ту систематизацию лексики которую предлагает Бельчиков (…).

Представитель потерпевшего: стр. 65-66, сказали «хватит пальцев рук, чтобы пересчитать абсолютно честных и порядочных татарстанских чиновников. А их антиподов – хоть пруд пруди. Разница только в аппетитах. Одни, обеспечив безбедную жизнь и себе, и детям, и внукам, останавливаются и начинают задумываться о реальной работе для людей», это выражение не нивелирует ли оно понятие приписывания всем представителям власти негативных характеристик?

Специалист: (…) Сам автор поясняет свою позицию, своей собственной метафорой,  на стр. 56 очень яркий, образный фрагмент, о бочке повидла, которую перемешивают с дерьмом, это авторское переосмысление метафоры «бочка меда – ложка дегтя», но автор сам говорит, что независимо от того, добавляете ли вы в бочку повидла ложку несъедобного вещества, или вы в бочку дерьма добавляете ложку повидла, результат будет один и тот же - и тот и другой продукт нельзя будет есть. Таким образом, автор сам подчеркивает, что это незначительное количество не влияет на общую негативную характеристику группы, т.е. в любом случае продукт не съедобен.

Представитель потерпевшего: Приписывание негативных характеристик всем представителям власти может ли оно, с лингвистической точки зрения, квалифицироваться как действия направленные  на возбуждение вражды, ненависти к представителям определенной социальной группы?

Подсудимый: возражаю, это правовой вопрос.

Возражений судом не приняты.

Специалист: я уже отвечала на вопрос о методических основах лингвистического анализа текстов, в которых подозреваются сведения, направленные на разжигание вражды по каким-то признакам. Есть такое понятие как «язык вражды», в этом понятии рассматриваются такие параметры как создание негативного образа группы. Создание негативного образа группы достигаются путем приписывания каких-то негативных характеристик, представителям всей группы в целом. По принципу, если ты входишь в эту социальную группу - ты плохой, ты по определению нарушаешь закон, ты коррупционер, ты – вор, ты присваиваешь себе собственность, на которую ты не имеешь право. Утверждение о моральных недостатках, например, той или иной группы. Я приводила пример, когда какая-то группа чиновников, в частности руководство Татарстана, характеризуется, такими характеристиками как циничность и подлость, это утверждение о моральных недостатках или упоминание отдельных представителей группы, или всей группы в целом, в унизительном, оскорбительном контексте. Соответственно, когда мы говорим, что все чиновники это обжирающиеся крысы, или что все чиновники это алчные обезьяны, вырвавшиеся на свободу, используя зоосемантические метафоры, безусловно мы даем оскорбительную характеристику, крайне редко негативную, тем более если мы называем их «мэрзавцами». Это языковая игра, но аллюзия здесь очевидна. Также если мы говорим о том, что мы обвиняем представителей группы или группу в целом, в том, что их деятельность негативно сказывается на жизни других людей, государства в целом, т.е. бедные - беднеют, богачи - богатеют, происходит деградация республики (…)

Представитель потерпевшего: цитата из книги, стр. 37: «А высокопарное словоблудие понадобилось для прикрытия правды о том, что суверенитет Татарстана обернулся «суверенитетом» ее руководства. Чиновничество превратилось в политическую силу, забывшую, что оно должно обслуживать нанявших их налогоплательщиков, а не только диктовать населению свою волю, зачастую сумасбродную и труднообъяснимую с точки зрения здравого смысла»

Специалист: в данном случае речь идет о субъекте- деятеле, которое определяется как чиновничество. Основанием для отнесенности этого субъекта деятеля к социальной группе является его семантика. Чиновничество является политической силой, которое забыло, что должно оно должно обслуживать нанявших их налогоплательщиков. Получается, что чиновники налогоплательщиков не обслуживают. А занимаются тем, что диктуют населению свою волю. В свою очередь воля объясняется как сумасбродная и труднообъяснимая. То есть произвольно формируемая те, кто ее диктуют.

Сам по себе такой произвол является негативной информацией, но самый главный момент, на мой взгляд, это то, что чиновничество не обслуживает, как следует из текста, нанявших для этого обслуживания чиновников налогоплательщиков. То есть чиновники не выполняют свои функции, за которые они получают заработную плату из средств, которые выделяют налогоплательщики. Получается, что люди, которые должны совершать некие действия, их не совершают, тем саамы нарушают некоторую норму поведения, которая существует в обществе. Такого рода информация, является негативной информацией о том, о ком она сообщается, в данном случае это чиновничество Татарстана (…).

Представитель потерпевшего: все сообщения, сведения, которые изложены в блоге, в  книге, все негативные оценки, можно рассматривать как критику власти?

Специалист: для того, чтобы квалифицировать информацию как критику, необходимо определить само понятие «критики». Единообразия в интерпретации этого понятия не существует. В частности одно из наиболее полных определений, с языковой точки зрения, содержится в словаре под редакцией Евгеньевой. Критика – обсуждение, разбор чего-нибудь с целью оценить достоинства, обнаружить, выправить недостатки. Соответственно мы должны обнаружить в речевом акте или в тексте, которое мы оцениваем как критическое определение обсуждение и разбор чего-либо, преследующих триединую цель: оценивание достоинств, обнаружение недостатков, исправление недостатков.

Для того чтобы укрепиться в мыслях, что какой-то текст является критикой, необходимо эти три компонента в той или иной форме обнаружить. Что касается книги «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана», я бы определила бы жанр как инвективу, которая обращена в адрес конкретных лиц и социальных групп. Дело в том, что, если бы речь шла о критике, мы бы увидели в этой книге, системно, в значительной степени, как мы видим в ней негативные оценки, даваемые представителям власти, какие-то достоинства тех же самых представителей власти, преподносимая как система. Это мы не обнаруживаем (…).

Подсудимый: можете провести грань между социальной группой и социальным институтом?

Государственный обвинитель Нуриев: это познание относится к социологии, считаю, это вопрос не относится к лингвистике.

Председательствующим вопрос снят.

Подсудимый: Вы рассматривали власть как группу людей или как систему?

Специалист: в текстах, которые мы анализировали встречаются различные лексические средства, в том числе используется слово «система»,  при этом слово «система» в разных контекстах, которые мы анализировали, оно может использоваться по-разному, например,  в контексте, который мы анализировали, где речь шла о Нижнекамске, где человеческие жертвы, «система Метшина», система взаимоотношений власти и бизнеса, и «система Метшина» - это административный контроль, который перестал быть средством достижения хотя бы сносного качества, превратившись в оружие, истребление конкуренции». Здесь речь идет о некоторых взаимоотношениях внутри социальной группы. То есть это система, выстроенная конкретным лицом, система, выстроенная  Метшиным. Там где речь идет о татарстанской властной системе, это взаимоотношение внутри социальной группы, сконструированной, как следует из текста Шаймиевым М.Ш., но теоретически могут существовать в контексте, в которых само слово «система» будет синонимом слова «власть». Можно такие контексты сконструировать. Когда речь будет идти с использованием метонимического переноса о конкретных людях, а не о системе взаимоотношений. В конкретных примерах речь идет о взаимоотношениях в рамках системы, но в примере татарстанская властная система сконструирована так, чтобы чиновник непременно влез в колею беззакония, я анализировала в первую очередь ситуацию с чиновником, который в обязательном порядке совершает действия, нарушающие закон, а в свою очередь условия, для того чтобы он это совершал, являются те взаимоотношения, которые складываются внутри социальной группы, если шире – это те взаимоотношения, которые сконструированы президентом (…).

Подсудимый: Вы привели пример, что бандиты и мэр не отличаются друг от друга, а меняется ли экспертная оценка от конченой цели? Вы привели пример с автобусами, там было написано, что власть делает все чтобы ПАЗ не делали при помощи административных методов, и бандиты применяют свои меры, сжигают эти автобусы, угрожают водителям, то есть схожесть конечных целей, конечная цель одна - чтобы эти автобусы не ездили. Зная, что конечные цели и власти и бандитов идентичны, меняет ли это оценку фразы, что и мэр и бандиты ничем не отличаются?

Специалист: вопрос этот очень «тонкий», и разница в оценке могла бы зависеть от одного слова. Если бы было написано: Чем тогда действия бандитов отличаются от мэра и его команды, речь бы шла об оценке действий, а при отсутствии этого слова, оказывается что сравниваются не только действия, а на основании конкретных действий выводится некая универсальная оценка: конкретные действия тождественны, значит бандиты не отличаются от мэра и его команды. Используется тот же самый  прием алогичного вывода, с точки зрения общественного сознания, команда мэра и бандиты это безусловно две принципиально отличные сущности, не тождественные, а вывод который делается в сущности тождественный. Вывод это делается не только применительно к действиям, но и к самим этим двум сопоставляемым предметам.

Подсудимый: эту статью «Мальчики по вызову» Вы ее целиком читали? В том материале был конечный вопрос: ни с одного ли центра управления даются команды и бандитам и чиновникам. Ни мэр ли дает эти команды?

Специалист: Мне дали в электронном виде материалы целиком. Данный вопрос стоял. Но передо мной была поставлена другая исследовательская задача. Передо мной был поставлен вопрос: содержится ли негативная информация.

Подсудимый: Чем отличается негативная информация, с точки зрения лингвистики, от критики, от реализации конституционного права на свободу слова?

Специалист: я не могу ответить на этот вопрос, в той формулировке, в которой он задан.

Председательствующим вопрос снят (…).

Tags: 282
Subscribe
promo irek_murtazin июль 28, 2014 17:01 339
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments