Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

Category:

Снова о полиграфе

         На предложение установить во всех судах полиграфы, получил комментарий френда abruev«Полиграфы - это такой же лохотрон как и система «честные выборы», чистой воды «развод» публики только с помощью техники, которая дает надежные результаты в зависимости от квалификации тех, кто с этой техникой работает. Но как проверить квалификацию сотрудников никто не объясняет. Я не встречал ни одного специалиста по «психофизиологическому тестированию», который о себе сказал, что он плохой специалист. А вот со случаями, когда «полиграф» врал я встречался....»
         Ответ решил вынести в отдельный пост. 
         Оговорюсь, я тоже не считаю полиграф панацеей. Прав abruev, что в руках непорядочных людей полиграф, действительно, превращается в лохотрон. Скажу больше, в знаменитом «Деле Макарова» заключение специалиста-полиграфолога стало одним из доказательств виновности Макарова. Но по большому счету,  полиграфолог фактически отомстил Макарову за то, что его родственники отказались доплатить 500 тыс. рублей за новую, «более серьезную» экспертизу:

 «Владимир Макаров по собственной инициативе обратился к полиграфологу, рекомендованному следствием — Игорю Нестеренко. Сделал он в тот же день, когда узнал о возбуждении против него уголовного дела. Несмотря на понятное волнение обвиняемого, полиграфолог тут же провел исследование. За процедуру семья Макаровых заплатила 250 тысяч рублей. Полиграфолог признал свои выводы недостаточными и рекомендовал расширенное исследование за 500 тысяч рублей.  Когда Владимир навел справки и узнал, сколько на самом деле стоит подобное исследование, он отказался от услуг Нестеренко. Тогда тот сам явился к следователю с заключением о виновности Владимира».
           Вообще о полиграфе я вспомнил еще 9 февраля 2012 года, когда в Госудуме состоялось заседание Комитета по безопасности и противодействию коррупции, на котором был рассмотрен законопроект № 478780-5 «О применении полиграфа». Депутаты Комитета решили вернуть законопроект для доработки его текста. Доработка продолжается, но поскольку практически никто из вносивших проект закона «О применении полиграфа» в число депутатов Госдумы нового созыва не попал, думаю, что законопроект еще не скоро снова попадет в Госдуму. И слава богу! В том виде, в котором законопроект существует сегодня, он не способен стать средством выявления истины. А вот помочь в фабрикации уголовных дел вполне может.
           Напомню «историю вопроса». Проект федерального закона «О применении полиграфа» был внесен в ГД  24 декабря 2010 года. Чуть раньше –в 2009-2010 годах  появились публикации  в которых рассказывалось о важности закона и о том, как его разработчик Юрий Холодный безуспешно пытается добиться принятия «судьбоносного» акта. К примеру, из статьи «Закон о «детекторе лжи» похоронил Путин?» читатели узнали, что законопроект все время «теряли» либо он куда-то «исчезал».
            То, что работа над документом велась на протяжении последних 10 лет, правда. Как правда и то, что весной 2006 года на основании обращения Помощника Президента – начальника Государственно-правового управления президента РФ он был изучен в ряде ведомств, но одобрения не получил.
             2 ноября прошлого года мне довелось принять участие в работе  «Круглого стола по вопросу защиты прав человека при производстве исследований с применением полиграф», проведенного Уполномоченным по правам человека в РФ Владимиром Лукиным. По итогам работы круглого стола был распространен пресс-релиз, в котором черным по белому было написано: «Участники заседания обратили внимание на недопустимость ограничения прав граждан в ситуации применения полиграфа в рамках профессионального психологического отбора кадров, если это прямо не предусмотрено законом и соответствующей ведомственной нормативной базой, подчеркнув, что: Все известные науке психофизиологические закономерности являются вероятностными, при этом ни одна из теорий, обосновывающих эффективность применения полиграфа в работе с кадрами и расследовании преступлений, не может считаться универсальной и общепризнанной. Когда нет ответа на главный вопрос - насколько психофизиологические закономерности, явления и процессы, положенные в основу прикладных методов выявления, возможно, скрываемой человеком информации, предопределяют их валидность и надежность (гарантируя с этой точки зрения защиту прав граждан), идею принятия «закона о полиграфе» (ином подобном отдельно взятом приборе или технологии) приходится признать откровенно популистской».
           Вернусь к законопроекту. Его «гвоздем» была идея «обязательного опроса с применением полиграфа» при получении допуска к гостайне, в ходе оперативно-розыскной деятельности, при расследовании уголовных дел и судебных разбирательствах, при трудоустройстве и т.д., и т.п.
           Результатом такого опроса должно быть, по мнению разработчиков, ни много, ни мало - «письменное заключение полиграфолога о достоверности сведений, сообщенных опрашиваемым лицом, составленное на основе информации, полученной в ходе проведения опроса»! И зачем, спрашивается, нужны следователи и судьи, когда и так всё ясно – полиграфолог сказал «Врёт», значит врет…
           «Результаты опроса с применением полиграфа… дают право инициатору опроса… приостановить исполнение этим лицом его служебных обязанностей». Или еще вот (читаем законопроект): более чем двукратное «количество переносов, инициируемых опрашиваемым лицом, …расценивается как отказ от обязательного опроса с применением полиграфа», который в свою очередь «является основанием для отказа в поступлении на работу (службу) или в допуске к исполнению ими трудовых (должностных) обязанностей».
            Получается, что главной проблемой внедрения полиграфов становится не применение того или иного технического средства, а использование полученных с его помощью результатов. Но как можно использовать результаты проверки на полиграфе (особенно «изобличающие» человека), если вывод полиграфолога является его собственным мнением, а про механизм перепроверки полученных сведений в законопроекте не сказано ни слова?
Как можно использовать результаты проверки на полиграфе, даже в ситуации, когда сам человек обращается к полиграфологу за помощью, наглядно показало известное «Дело Макарова» о котором я уже упомянул. Если  интересны подробности, почитайте, например, в публикации «Полиграф и полиграфычи».
          Вот еще одно авторитетное мнение:
          Евгений Тарло, член Комитета Совета Федерации РФ по конституционному законодательству  о заключении И.Нестеренко: Полиграф. Детектор лжи. Насмотревшись американских фильмов, мы все теперь знаем, что истину установит детектор лжи, а правосудие совершит суд присяжных. Экспертизу на полиграфе предложил следователь. Зачем? Что этим можно определить? Было преступление или нет? … Полиграфолог Шариков. Прочитав его суждения, не могу его назвать иначе. … Шариков со своим полиграфом обнаруживает "остатки памяти", "сознание". Методологической основой исследований являются признанные в кругах спецслужб брошюры специалистов по полиграфам. А они задумывались об истинности реакций испытуемого? Какова вероятность определённых реакций, которые трактуют как признаки лжи? ... Кто соотносил реакции подозреваемого и заведомо невиновного? Я уже не говорю о прямом игнорировании 49, 50, 51 статей Конституции.
           Напомню, что Игоря Нестеренко, проводившего исследование Макарову, Юрий Холодный неоднократно представлял в качестве своего «лучшего ученика» и высококвалифицированного специалиста в области экспертиз с применением полиграфа.  В конце 2010 года Ю.И. Холодный вместе с И.В. Нестеренко начали проводить занятия с полиграфологами Следственного комитета России. О том, что двухнедельный курс лекций и практических занятий с сотрудниками СК РФ ведет Юрий Холодный, бывший начальник отдела Института криминалистики ФСБ России, в июне прошлого года написала даже «Российская газета».  Сам Холодный тоже любит «напоминать» об этом. Настаивая на необходимости принятия «закона о полиграфе», он в ходе заседания Экспертно-консультативного совета, проводившегося 8 ноября 2011 года по инициативе Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, заявил, что им лично подготовлены 63 полиграфолога для Следственного комитета. 63 специалиста – клонов Нестеренко?
            К слову, Совет тогда пришел к выводу, что «В настоящий момент обеспечение надлежащей защиты прав граждан при использовании полиграфа в качестве средства получения доказательств в уголовном процессе невозможно».  Члены Совета обратили внимание и на опыт США в области регулирования исследований с использованием полиграфа, где с 1988 года действует закон «О защите работников от полиграфа», в котором речь идет об ограничении возможности применения полиграфа.
            А между тем Игорь Нестеренко по-прежнему проводит экспертизы с применением полиграфа по уголовным делам, а Юрий Холодный продолжает ковать кадры для Следственного комитета России. В апреле, между прочим,  состоялся набор очередной группы специалистов-полиграфологов.


Tags: Дело Макарова, Полиграф
Subscribe
promo irek_murtazin июль 28, 2014 17:01 339
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments