Ирек Муртазин (irek_murtazin) wrote,
Ирек Муртазин
irek_murtazin

СМИ о «Последнем президенте»

Ирек Муртазин: «Моя книга как песня акына»

В Казани вышла книга бывшего пресс-секретаря президента Татарии Ирека Муртазина «Шаймиев: последний президент Татарстана». Для провинциальной России – уникальный случай.

Книга вызвала в республике неоднозначную оценку – еще никто из окружения Шаймиева не высказывался о нем настолько откровенно. При этом книгу бывшего личного пресс-секретаря татарского президента нельзя назвать выносом сора из избы.

Автор даже местами по-своему жалеет президента, ставшего заложником окружения. Обозреватель газеты ВЗГЛЯД Андрей Морозов попросил автора рассказать о своей книге, о ее жанре и причинах, побудивших его написать ее.

– Ирек, вы автор нескольких книг, в том числе и детективных. Одна из них, автобиографическая, называлась «Последний романтик». В книге про Шаймиева романтика вовсе не видно, заметно, что ее писал уставший от иллюзий человек. Неужели приближение к власти так отрезвляет человека?

– Уставший от иллюзий? Разве от них можно устать? (Смеется.) Тем более в России? У нас же вся страна просто не может жить без иллюзий, это, я бы сказал, дресс-код России. Вы посмотрите, испокон веков через сказки в нашей стране прививается культ иллюзий, несбыточных фантазий: скатерти-самобранки, добры молодцы из ларца да щуки, выполняющие любые желания, молодильные яблоки, коньки-горбунки – в общем, сплошные иллюзии. А «приближение к власти» просто лишний раз показало мне, что те, кто нами управляют, мало чем отличаются от тех, кем управляют. Просто в силу каких-то обстоятельств, во многом благодаря череде случайных событий эти люди в нужный час оказались там, где оказались, – в руководящем кресле. И Минтимер Шарипович один из таких людей – обычный, ординарный, мягкий, беззубый, деликатный, белый и пушистый. Никак не могу сказать, что он циничный, безжалостный, жестокий, – нет, он добрый и порядочный человек. Его принцип – живи сам и давай жить другим. Как Леонид Ильич Брежнев. Кстати, Шаймиев и Брежнев даже внешне очень похожи.

В России нет, кажется, аналогов вашей книге. Не могу вспомнить, чтобы бывший пресс-секретарь начальника областного значения писал книгу о своем бывшем начальнике. Ваша книга свободно продается в Татарии?

– Если бы… Свободно она продавалась только в одном книжном магазине и ровно два дня. На третий день люди из окружения Шаймиева очухались и предприняли меры, чтобы книга не дошла до читателя. Сегодня ни один книжный магазин не берется ее продавать. Официального запрета на продажу, конечно, нет, все-таки Татарстан, к счастью, – это тоже Россия, но… негласно такой запрет прошел.

– И что, она теперь лежит мертвым грузом?

– Да нет, почему же. Ни то ни другое. Частные распространители, которые ходят с сумками по людным местам и предлагают книгу, за месяц только в Казани продали больше тысячи экземпляров.

– Вы были уверены в успехе книги, когда начинали ее писать?

– Я об этом не думал. У меня было желание просто выговориться, не держать в себе то, что знаю.

– Так вот все и выложили?

– Нет, конечно, не все. Есть вещи, о которых нельзя писать в силу, как бы это точнее сформулировать, морально-этических соображений. То, что мне стало известно потому, что мои отношения с Минтимером Шариповичем не были исключительно служебными.

– И о чем это?

– Ну, например, о взаимоотношениях в семье Шаймиева, о его здоровье…

– Главы из вашей книги были опубликованы до выхода в печать книги в одной местной газете. Публикации, как известно, вызвали странную реакцию со стороны некоторых политических сил в республике – в редакцию были направлены жалобы с требованием прекратить публикацию отрывков вашей книги. Вас удивило такое отношение?

– Ничуть. Это нормальная реакция. У любого правителя в любые времена всегда были и есть защитники, которые готовы стоять за него горой, пока он при власти. Но стоит властвующему покинуть руководящее кресло, зачастую эти же самые люди начинают поливать своего бывшего визави грязью, и такой, что мама не горюй. Потому что, как я написал в книге, отношение к правителю после того, как он уходит, совершенно не зависит от количества хвалебных од и панегириков в период, когда он был при власти.

– Тем не менее писать о политиках такого ранга, как Шаймиев, в новой России принято с придыханием. Вы же практически разрушаете миф о «тяжеловесе Шаймиеве». Для чего?

– Понимаете, я как-то спросил у редактора одной местной газеты: «У тебя в каждом номере газеты – потоки лести и восхваления в адрес Шаймиева. А скажи, пожалуйста, вот уйдет Шаймиев, когда ты его начнешь ругать?» «В первом же номере после ухода», – честно признался редактор. То есть фактически сразу после того, как Минтимер Шарипович сойдет с политической сцены, его попытаются скинуть с пьедестала обожествления. А я же своей книгой хочу предотвратить эту вакханалию, чтобы Шаймиева не скидывали с пьедестала, а аккуратненько сняли и опустили на землю.

– Вы так скрупулезно прошли в своей книге весь жизненный путь вместе со своим героем и, кажется, знаете его лучше, чем он сам. Как бы вы определили его как личность?

– Могу только повториться: Минтимер Шарипович – обычный человек, которого лет через 10–15 после его ухода никто и вспоминать-то не будет. Не повезло Шаймиеву – он стал президентом и перестал принадлежать самому себе, а стал заложником своего окружения.

– Как бы вы сами определили жанр своей книги – расследование, аналитика или что-то другое?

– Это и не расследование, это и не аналитика. Это «песня акына» – что видел, что знал, о том и спел.

– Насколько трудно было собирать данные для книги?

– Данные все были при мне. Трудно было найти документальные подтверждения, чтобы не напороться на судебные преследования.

– Елена Трегубова, написавшая «Байки кремлевского диггера», в одном интервью говорила: «Моя книга не о президенте», хотя всем было понятно, о ком речь в ее книге. Ваша книга называется «Шаймиев: последний президент». Но после ее прочтения остается впечатление, что книга все-таки не о нем лично, а о новом явлении в постсоветской политике России. Это так?

– В какой-то мере. Книга о том, что в России практически есть место только для одного президента – президента России. И это, наверное, правильно, поскольку Россия слишком огромна и неоднородна, чтобы растаскивать ее на суверенные княжества.

– Продолжите ли писать в жанре политического расследования?

– Практически готова вторая часть книги. А будет еще и третья – о «команде Шаймиева», о людях из его ближайшего окружения, которых я тоже неплохо знаю.

Текст: Андрей Морозов

http://vz.ru/culture/2007/10/1/113844.html

«ВЗГЛЯД», 1 октября 2007

Tags: "Последний президент"
Subscribe

  • Про «украинский геноцид» населения Крыма

    Вице-премьер России Марат Хуснуллин во время визита в Крым заявил, что регион обеспечен водой на ближайшие годы. Дословно: «Мы считаем, что те…

  • Навальный, Песков и ЦРУ

    Еще в прошлом году спикер Госдумы Вячеслав Володин наговорил, что отравление Алексея Навального «срежиссировано» Западом. Комментируя…

  • Бомж в подъезде

    Происходящее в Беларуси мне мне интересно с техсамых времен,когда в 2003-2005 года я жил в Минске, работая собкором «Вестей» (РТР) по…

promo irek_murtazin Липень 28, 2014 17:01 353
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments