?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Умер человек, сотворивший Шаймиева…
июль 2011
irek_murtazin
Халяфу Низамову было 72…. Если бы не Низамов, еще не известно, кто бы стал первым президентом Татарстана и кто сейчас «представлял» Татарстан в сотне Forbes.

Халяв Низамов  - справа

О том, как Низамов привел к власти Шаймиева, писал еще в книге «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана». Низамов читал книгу (сразу после выхода, летом 2007-го) и ещё раз подтвердил: «Так все и было…»
Отрывок из книги «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана»:

23 сентября 1989 года состоялся Пленум Татарского обкома КПСС. Преемником Усманова должен был стать Ахметзян Галимзянович Булатов, занимавший должность секретаря обкома. Именно его кандидатура была согласована с Москвой.

Но время-то было уже перестроечное, безальтернативные партийные выборы не соответствовали бы духу времени и директивам ЦК КПСС. Имитацию альтернативности поручили первому секретарю Альметьевского горкома КПСС Ринату Галееву (тому самому, который в 1990 году возглавил «Татнефть»). Но в день Пленума неожиданно для многих - и в первую очередь для тех, кто сидел в президиуме, - среди кандидатов на высшую республиканскую партдолжность оказался и предсовмина Минтимер Шаймиев. Еще большей неожиданностью стал самоотвод Галеева и его призыв голосовать за Шаймиева. Усманову, Булатову и другим непосвященным ничего не оставалось, как сделать вид, что все идет по сценарию, согласованному с ними.

Реальным же автором сценария и режиссером представления был Халяф Низамов, занимавший должность руководителя орготдела Совета министров республики. Низамов понимал, что Ахметзян Галимзянович Булатов, возглавив Татарский обком, непременно задвинет в небытие Шаймиева, а вместе с ним и его, Низамова. Слишком серьезными были разногласия Шаймиева и Булатова. А если быть точнее, у Шаймиева-то претензий к Булатову не было и не могло быть. По должности. Секретарь обкома в иерархии того времени был куда более весомой и влиятельной фигурой, нежели предсовмина. И Булатов не упускал случая разнести в пух и прах методы работы Шаймиева. Что это было - партийная принципиальность или же самодурство начальника по отношению к нижестоящему, судить не мне, но опасения Халяфа Мухаметовича о грядущих чистках не были лишены оснований. И он начал действовать. Быстро и решительно. Времени на раскачку не было.

Всех членов обкома партии - около ста двадцати человек - Низамов знал, как свои пять пальцев. Должность у него была такая - в сферу его профессиональных обязанностей входила не только селекционная работа по подбору и расстановке кадров, но и курирование силовых структур, под колпаком которых было всё и вся. Понятно, что информация о подноготной и партэлиты, и руководителей рангом пониже была сугубо «для служебного пользования», а то и вовсе секретной. Но Халяф Мухаметович и был одним из тех людей, у кого был доступ к сокровенным «личным делам» с грифом «ДСП» или «Секретно». Зная членов обкома партии, Низамов условно разделил их на «своих», «не своих» и «болото». «Свои» просто получили установку на правильную линию поведения на заседании Пленума. «Болото» было подвергнуто скрупулезной обработке. От «не своих» затея тщательно скрывалась.

Это сегодня из любой точки республики можно добраться в Казань, выехав с рассветом. В те времена и дороги были похуже, и скоростных персональных лимузинов не было даже у членов обкома. На любое совещание участники приезжали накануне. Съехавшись на Пленум, участники партийного форума разместились в гостиницах «Татарстан» и «Казань». В ночь накануне исторического голосования директор ресторана «Казань» Джаудат Минахметов (позже он был назначен главой администрации Высокогорского района, а затем возглавил Фонд газификации республики) заготовил продуктовые наборы, с которыми к членам обкома и пошли «ходоки» - люди из ближнего круга Халяфа Низамова. В гостиничных номерах «за рюмками чая» фактически и была предрешена и судьба Минтимера Шаймиева, и вектор развития Татарстана на долгие годы. Кстати, сам Шаймиев участия в «спецоперации» не принимал, полностью доверившись Халяфу Мухаметовичу. И в случае если бы «заговор» раскрылся преждевременно, он остался бы в стороне. Впрочем, зная, как Булатов относился к Шаймиеву, позиция нейтралитета едва ли помогла ему удержаться в должности предсовмина.

Но произошло то, что произошло. Шаймиев не думал брать власть, у него и в мыслях не было действовать жестко, решительно, прагматично. За него это сделал Низамов. И с точки зрения человека, получившего шанс привести к высшей республиканской власти своего человека, он все сделал абсолютно правильно и шанса своего не упустил. Шаймиев возглавил обком партии, потом Верховный Совет, затем стал президентом, а Низамов долгие годы оставался серым кардиналом Татарстана, без ведома которого в республике не решался ни один серьезный вопрос. Практически безграничное влияние Халяфа Низамова, по-видимому, было обусловлено еще и тем, что он уже тогда знал о Шаймиеве то, о чем многие даже не догадываются и сегодня. Нет, речь не о «чемоданах с компроматом», а о личностных качествах Минтимера Шариповича. О характере, темпераменте, стиле мышления и принятия управленческих решений.






promo irek_murtazin июль 28, 2014 17:01 317
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу разговора, использовав мат, можно написать в мой резервный журнал murtazin2011, где я завел специальный пост… Если доводы покажутся мне вескими,…