?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Про «заговор» 1998 года
июль 2011
irek_murtazin
Смерть Халяфа Низамова напомнила о событиях мая 1998 года, которые татарстанские СМИ называют не иначе как «заговором». Хотя это был не заговор. Это, уверен, была отчаянная попытка Низамова исправить свою же ошибку – вознесение на татарстанский Олимп Минтимера Шаймиева. При этом – вполне цивилизованным методом, путем создания противовеса неограниченной президентской власти путем усиления роли спикера республиканского парламента… Если бы это был заговор, а Низамов более циничным и безсердечным, Шаймиева, например, …. отравили бы.

О событиях мая 1998 года тоже писал в книге «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана»:

…«лилипутизвция» привела к тому, что рядом с Шаймиевым почти не осталось людей, которых можно и нужно уважать. Президентское окружение просто не подумало о том, что на зачищенной политической лужайке могут вырасти не цветы, а сорняк. Когда только и остается, глядя на разросшиеся густые заросли репейника, делать вид, что это благоухающие розы да гладиолусы.

Именно в период второго президентского срока Шаймиева Татарстан покинули такие далеко не рядовые фигуры политического ландшафта республики 90-х, как Фарид Газизуллин, Василий Лихачев, Искандер Галимов, Рафгат Алтынбаев, Ринат Мухамадиев. Они были искренне преданными членами «команды Шаймиева». Верили ему, и каждый на своем месте работал на укрепление авторитета власти в целом и Минтимера Шаймиева персонально. Но оказались излишне самостоятельными, не вписывающимися в новую конфигурацию властной системы, а потому не очень удобными для президента и его ближайшего окружения.

Именно в период второго президентского срока Шаймиева, в 1998 году произошла самая масштабная кадровая зачистка.

Бытует мнение, что закат карьеры «серого кардинала» Халяфа Низамова был обусловлен провалившимся «заговором» мая 1998 года, когда большая группа депутатов парламента не захотела безропотно проголосовать за принятое без них решение переместить Фарида Мухаметшина с должности премьер-министра в кресло спикера парламента. На самом деле подобная интерпретация тех событий – не более чем запрягание телеги впереди лошади.

Не согласованное с Шаймиевым выдвижение Рафгата Алтынбаева на должность председателя Государственного Совета Татарстана, было наоборот попыткой предотвратить процесс политической зачистки, таймер обратного отсчета времени которого уже был запущен. К тому времени подросли, набрались сил, заиграли мускулами новые «серые кардиналы». Молодые, амбиционные, решительные, дерзкие. Прежде всего, это сын президента – Радик Минтимерович, и Асгат Сафаров, некогда отобранный и приставленный к президенту тем же Низамовым. В начале помощником, а чуть позже возглавившим и новообразованную службы безопасности президента. Не выпуская ни на миг из своего поля зрения Минтимера Шаймиева, они постепенно монополизировали и «доступ к уху» своего визави.

Но в погожие майские дни 1998 года Шаймиев снова оказался в прострации, не зная, что предпринять. Как в августе 1991-го. Президент, по-видимому, до конца сомневался, что удастся не допустить избрания Алтынбаева спикером парламента. Иначе не стал бы предлагать мэру Набережных Челнов должность премьер-министра. Но Алтынбаев отказался. Отказался, прекрасно понимая, что, приняв это заманчивое карьерное предложение, он ускорит номенклатурно-бюрократический террор, развязав руки политическим опричникам. А по прошествии какого-то времени «похоронят» и его самого, убрав с должности, обвинив в «развале работы и профнепригодности».

Пока Минтимер Шаймиев переживал и нервничал, Асгат Сафаров действовал. Именно он сыграл ключевую роль в том, что парламентское «восстание» провалилось. К тому времени служба безопасности президента уже разрослась, окрепла, превратившись в грозную структуру, состоявшую не только из личных телохранителей президента, которых татарстанцы привыкли видеть за спиной Шаймиева во время его выездов «в народ» и с экранов телевизоров. Эти атлетически сложенные парни с цепкими взглядами – только вершина айсберга. Не случайно одна из казанских газет в 1997 году написала, что «самая лучшая «крыша» для бизнеса – это служба безопасности президента». И это было правдой, потому что наряду с превосходным материально-техническим оснащением и отменно вооруженное лучшими образцами отечественного и западного стрелкового оружия ближнего боя, СБ выделялось и кадрами. «Охранять Шаймиева» были рекрутированы лучшие офицеры МВД (зачастую оставаясь в штате милиции), обеспечившие не только личную безопасность президента, но и создавшие разветвленную агентурную сеть, опутавшую всю республику. Именно эта «агентура» раскрыла «заговор» Низамова и К. Именно Сафаров и его люди провели контробработку и внесли раскол в стан «заговорщиков».

Думаю, что основным методом убеждения «бунтовщиков» стал банальный шантаж. В республике к тому времени уже воцарилась такая политика, в которой нет места сентиментальным отношениям. Только расчет. Трезвый и сугубо прагматичный. И прагматизм диктовал свои правила игры: ситуация критическая и в этих условиях приемлемы абсолютно любые методы и средства. А глав администраций районов и директоров крупных предприятий, составлявших костяк Госсовета того созыва, трудно было заподозрить в приверженности библейским заповедям. Кристальная праведность и безупречная законапослушность – это не про них. Многим из них место если и не на нарах, то, как минимум, в монастырях – грехи замаливать. Это раньше чиновник, получая свои 120 р. в месяц, опасался выставлять на показ свои «левые» доходы. Сегодня такие же, словно вынырнувшие из прошлого, чиновники не стесняются рассекать по улицам городов и весей на роскошных иномарках, строить умопомрачительные дома-дворцы и носить часы стоимостью в свою официальную зарплату за несколько лет. А потому и компромата на них – чемоданы. Парадоксально, но чем внушительнее чемодан, тем удобнее чиновник, потому как управляемее.

В мае 1998, по всей видимости, если и не ко всем, то ко многим депутатам была применена угроза вытряхнуть на прокурорский стол содержимое сокровенного чемодана. И это сработало. Перспектива сменить цивильный костюм на арестантскую робу мало кому показалась привлекательной - «заговор» провалился. А потом произошла и «зачистка». И «зачистили» не самых худших, а именно тех, на кого или вовсе не нашлось компромата или он оказался недостаточно серьезным, чтобы держать человека «на крючке».





promo irek_murtazin июль 28, 2014 17:01 317
Buy for 5 000 tokens
Амнистий больше не будет. Почему не будет, написал вот здесь... Но если кто считает, что его забанили по ошибке, или, он погорячился в пылу…

  • 1
такие далеко не рядовые фигуры политического ландшафта республики 90-х, как Фарид Газизуллин, Василий Лихачев, Искандер Галимов, Рафгат Алтынбаев, Ринат Мухамадиев.

Мдя.
Если это "не рядовые" и "самостоятельные"? Пару из них я имел возможность наблюдать в деле. Серая не очень умная бездарь. Рядом с Минтимером, как бы к нему не относиться, просто по личностному потенциалу несравнимы.

Вам довелось быть рядом с МШ?

не так близко как вам,

но он был долгое время сенатором, как и Лихачёв и Алтынбаев

Наш родной Татарстан послужил образцом для построения суверенно-демократичной России :-(. Следующая стадия - Чечня.

про это тоже было в книге

Халяф Низамов повторил судьбу Бориса Березовского. Тот тоже пытался исправить свою ошибку, возведя на престол чекиста

одно ключевое отличие: Низамов не конвертировал свое влияние в бешеные капиталы

(Deleted comment)
Ирек, меня удивляет один момент! То, как Вы описали в книге фигуру Низамова, представляет совершенно неприглядную картину интриганства на татарском властном олимпе, которая вообще находится в полном отрыве от нравственных принципов! Как с этим без всякого смущения мог согласиться сам Низамов после чтения книги? Или ему до конца жизни льстило то, чем он занимался?

он согласился с тем, что хронология событий и технология действий не нарушена и не переврана. А требовать каких-то нравственных принципов от людей Системы, по-моему, не правильно. Наличие этих принципов - это шлагбаум в Систему. И тогда, и сегодня...

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)

Ирек Минзакиевич!

В первой части отрывка из вашей интереснейшей книги, как своеобразного путеводителя по закрытым страницам новейшей истории властного олимпа Татарстана, Вы упомянули одно имя - Булатова, соперника Шаймиева на пост первого секретаря татарского обкома партии. После этого почему то вспомнился другой Булатов, из истории, связанной с Красным Востоком. Первый и второй Булатовы не связаны ли были близкими родственными отношениями (как отец - сын, например)?

...в Оренбургской области в исправительной колонии №4 в 2010 г. скончался один из самых знаменитых татарстанских имён - 48-летний Борис Булатов.

суд признал его виновным "в организации убийства" и приговорил к 11 годам лишения свободы в колонии общего режима.

Отбывать наказание Булатова отправили в Оренбургскую область, где через четыре года (всего он пробыл под стражей 6 лет) заключенный скончался.

Edited at 2013-07-17 09:27 am (UTC)

Да, это сын... Булатов-младший уже в тюрьму попал тяжело больным (какая-то малоизученная болезнь, при которой гниют кости). Удивительно, что он прожил еще шесть лет...
Приговор, конечно, вызывает массу вопросов. Хотя бы потому, что это Айбатов был должен Булатову. А должников убивать не принято.

Можно ли тогда назвать жесткие приговоры Шашурину и Булатову пристрастными, как способ расправы "руками фемиды" с неудобными и слишком много знающими противниками?

К вопросу о родственных генетических связях

(Anonymous)
Ирек, если взглянуть на раннюю фотографию в анфас Радика Шаймиева (15-летней давности, например с отцом и братом в Боровом Матюшино из семейного фотоальбома Шаймиева) и теперь нынешнего мэра, то нельзя ли увидеть в них заметного сходства ?

Re: К вопросу о родственных генетических связях

все татары похожи...

  • 1